СЕЙЧАС -8°С
Все новости
Все новости

«В свои 60 до сих пор учусь»: как живет и работает в Архангельске потомственный обувщик из Армении

Артуш Костанян рассказал о своем ремесле, а также о страсти к традиционным мясным блюдам

Артуш Костанян и обувь может пошить, и накормить семью и друзей традиционными мясными блюдами

Поделиться

Архангельский армянин Артуш Костанян — человек, на которого сложно не обратить внимание. Энергии и задора этому крупному седовласому мужчине не занимать. В свои 61 он ремонтирует и шьет с нуля обувь, обожает удивлять семью и знакомых своими кулинарными талантами и даже ведет небольшой блог, где щедро делится историями из будней обувщика и необычными рецептами — обязательно блюд с мясом. Поговорили с Артушем, как в нём уживаются все эти ипостаси, об обувном ремесле в наше время, мыслях на армянском и премудростях в приготовлении мяса, без которых оно просто не получится по-настоящему вкусным.

В каморке у «Часа Пик» тесно, но этого пространства хватает для того, чтобы сделать прочную и стильную обувь

В каморке у «Часа Пик» тесно, но этого пространства хватает для того, чтобы сделать прочную и стильную обувь

Поделиться

«Даже в детстве мы играли с кожей»


Многие жители Архангельска, проходя мимо торгового центра «Час Пик», могли заметить простую, сделанную на скорую руку вывеску «Ремонт обуви». Вероятно, не каждый обратит на нее внимание: мало ли в городе мест, где можно сменить набойки, починить сломавшийся каблук. Да и будем честны: многим легче купить новую пару, чем носиться с восстановлением старой.

Но неприметная вывеска оборачивается для нас удивительной встречей. Мы оказались в мастерской потомственного обувщика — это тесная каморка, стены которой увешаны инструментами, образцами кожи и самой обувью, ожидающей ремонта. Хозяин этого места — большой, приветливый и много улыбающийся Артуш Костанян. Он начинает свой рассказ.

Некоторая обувь уже отремонтирована и ждет заказчика

Некоторая обувь уже отремонтирована и ждет заказчика

Поделиться

В Архангельске Артуш живет уже около 22 лет — приехал сюда в начале 2000-х. На русском он говорит с небольшим акцентом — все-таки сказывается долгая жизнь в Армении. Интересно, что и там, на исторической родине, он оказался не сразу: в Ереван приехал с Украины, где родился и рос до 10 лет, оттуда родом его мама.

Любовь к обувному делу в нём целиком и полностью от отцовской линии семьи.

— Мой папа, дед, дядя — все были обувщики, у нас целая династия, — рассказывает Артуш, откладывая в сторону работу. — У моего отца в Ереване был цех по пошиву обуви, и даже в детстве мы играли с кожей. Самую первую пару обуви я пошил в 16 лет. Потом работал на обувной фабрике, а в 1988 году открыл свой кооператив и сам выпускал обувь. Тогда у меня было 80 человек мастеров, в день я выпускал примерно 500 пар сапог. Теперь от кооператива осталась только печать на память.

Несмотря на то что с ремонтом обуви его жизнь связана с юных лет, по образованию Артуш филолог: изучал русский язык, литературу, педагогику и журналистику. Как он сам признаётся, полученной профессией совсем не занимался.

— Практики мне за глаза хватило, — смеется он. — Я не умею учить, это просто не мое. А при коммунистах знаете, как было: главное, чтобы у тебя был диплом.

По-настоящему своими для нашего героя оказались всё же реставрация и пошив обуви. Еще для Артуша Костаняна это дело, которое не подводит в любые времена:

— Пришла старость, а пенсии у меня сейчас нет, потому что мой стаж в Армении здесь не считается. Но я вспомнил, что умею делать своими руками, и слава богу.

Печать, которая осталась у Артуша со времен его кооператива по производству обуви

Печать, которая осталась у Артуша со времен его кооператива по производству обуви

Поделиться

«Если мне нравится работа — я делаю, если нет — отказываю»


Раньше Артуш работал прямо во дворе своего дома — мастерская располагалась в большом морском контейнере, но затем последовал перерыв — по состоянию здоровья. В каморке у «Час Пика» он появился совсем недавно. Живет он в соседнем доме, потому добираться до работы легко.

Свою первую пару обуви Артуш Костанян пошил в 16 лет. Сейчас ему 61 год, и он продолжает этим заниматься

Свою первую пару обуви Артуш Костанян пошил в 16 лет. Сейчас ему 61 год, и он продолжает этим заниматься

Поделиться

— С моими больными ногами, с моим весом это очень удобно: пришел, когда захотел, ушел или вообще не пришел, — делится Артуш. — Работаю я в основном по звонкам: мне звонят, мы договариваемся о встрече. Если мне нравится работа — я делаю, если нет — отказываю: значит, она не стоит того, чтобы на нее тратить время. Так бывает, когда приносят, скажем, китайскую обувь, из которой ничего не сделаешь.

Артуш Костанян называет себя «женским» мастером — говорит, что, естественно, делает и ремонтирует и мужскую обувь тоже, но работать нравится именно с женской. Он показывает свой недавний заказ: небольшие блестящие женские ботинки, будто только с прилавка. Оказывается, им уже три года, и, судя по фотографиям, которые были сделаны до ремонта, их основательно сносили — у них даже были оторваны подошвы. Для блеска отремонтированную пару Артуш обработал настоящей бычьей кровью — всё сделано по древним традициям.

Рядом на стене висят высокие сапоги Dolce & Gabbana, у которых пришлось поменять каблуки. Предыдущий мастер почему-то приделал к ним шпильки, а после ремонта у Артуша обувь снова стала походить на изначальную модель.

— Вам, наверное, кажется маленьким этот закуток? — улыбаясь, спрашивает наш собеседник. — А мне хватает! Руки достают до инструментов, а машинка у меня дома, она сюда не помещается. Мне не нужно большое помещение. Видите, вокруг висит кожа? У меня около 500 разных шкур, но их не вывесишь здесь, они у меня лежат дома. А это образцы: крокодил, черная мамба, или вот — половинка осталась от питона. Всё натуральное!

Среди образцов есть не только свиная кожа, но и, например, кожа крокодила и змей

Среди образцов есть не только свиная кожа, но и, например, кожа крокодила и змей

Поделиться

Большую часть кожи и инструментов для работы мастер привез из Еревана, где, по его словам, очень сильная школа обувщиков. Например, в мастерской есть фамильный молоток, которым работал еще его дед. Или множество острых ножей. Или масад — специальный точильный камень, редкая вещь для Архангельска.

— Все инструменты, которые вы видите у меня, вы их нигде больше не увидите в городе. Если хотите убедиться в правоте моих слов — просто зайдите в любую мастерскую: вы найдете там один нож, молоток, ну и кусачки, наверное. Нашими обувными ножами я могу бриться! А вот масад — один такой есть у меня, а второй я подарил одному замечательному парню Николаю, у которого покупал материалы. Он выучился этому ремеслу, я видел его рвение и подарил ему масад.

Тот самый масад — в руках у мастера

Тот самый масад — в руках у мастера

Поделиться

«Обувь нужно носить красиво, а не на стройке бегать»


Артуш сетует, что сейчас может отремонтировать не больше одной пары в день, мол, раньше производительность была больше — он приходил на работу в 6 утра и уходил в 6 вечера.


Кроме ремонта Артуш занимается созданием обуви с нуля, но говорит, это неблагодарный труд — отношение покупателей иногда бывает, мягко говоря, странным.

— Я шью хорошую модельную обувь, — объясняет он. — Но был случай, когда заказчик ко мне пришел через месяц, чуть ли не на улице уже начал скандалить. Показывает, где у него порвались туфли. Спрашиваю, как так получилось. Он говорит: «Я арматурой зацепил на стройке». Он решил в модельной обуви пойти на стройку! А виноват я. Я говорю: «Я тебе, когда сшил, арматуру в руки давал?» Бывает, пошьешь, лет пять человек в этой обуви ходит, но считает, что я ему что-то обязан переделывать. Так не делается. Носите эту обувь в ресторан или в офис, а не по городу в ней ходите. Культуры ношения обуви нет!

На обуви, которую лично делает Артуш Костанян, проставлено его имя

На обуви, которую лично делает Артуш Костанян, проставлено его имя

Поделиться

Правда, есть в Архангельске и те, кто действительно покупают дорогую обувь и заботятся о ней. Такие люди есть среди клиентов мастерской.

— Признак дорогой обуви — это низ из натуральной кожи, — объясняет Артуш. — Но ее и носить надо так же дорого, так же красиво, а не по стройке бегать! У меня есть один клиент, мы с ним познакомились, когда он принес мне обувь в ремонт. Я сначала удивился, спросил: «Вы знаете, что это за обувь вы купили и носите?» Он мне рассказал, что у него подобной очень много, пар 30. Это потрясающая обувь, которая стоит по 100–150 тысяч! Натуральный чепрак, подошва — всё натуральное. Я был поражен! И при этом он не олигарх, не богатей, обычный парень. Но ему некуда носить эту обувь — погода не позволяет! У нас ведь единственная страна в мире — и еще 14 республик бывших — где столько песка в асфальте. Он же как наждачная бумага — моментально стирает всё!

Слева — обувь после ремонта в другой мастерской, справа — после реставрации Артуша Костаняна

Слева — обувь после ремонта в другой мастерской, справа — после реставрации Артуша Костаняна

Поделиться

Одно время Артуш Костанян даже подумывал открыть свое производство в Архангельске, но столкнулся с тем, что здесь сложно достать материалы для обуви. Есть и другая проблема — в городе нет специалистов.

— В Архангельске сейчас нигде этому не обучают, все ребята просто самоучки, — объясняет он. — Раньше была фабрика «Северянка», но там был конвейер, а не ручная работа. Не буду врать, может, был и какой-то цех экспериментальный, но я не уверен в этом. Помню, пришел один парень, говорит: «Вы не могли бы помочь с работой? Я мастер по обуви». Ну мне-то не нужен мастер, и он спросил, не порекомендую ли я ему кого-то другого. Я говорю: «Хорошо, но только я должен понимать твою квалификацию». Спрашиваю, что это такое? (Показывает небольшой инструмент.) Он говорит: «Молоток». А это не молоток, это утюжок. Это я к тому, что в городе нет школы. Да и откуда ей взяться?

По словам Артуша Костаняна, он берет заказ, если работа нравится ему самому

По словам Артуша Костаняна, он берет заказ, если работа нравится ему самому

Поделиться

«Чтобы было вкусно — надо купить хотя бы 5 кг мяса»


Изучая страничку Артуша во «ВКонтакте», мы натыкались там не только на посты про обувные заказы. У нашего героя есть еще одна страсть — вкусная еда. Он любит готовить традиционные блюда из мяса и щедро делится рецептами: рассказывал подписчикам, как приготовить шашлык, хашламу, хашу, сало, хинкали и много другого. К постам прикрепляет целые фотоотчеты — и к ним сложно остаться равнодушным.

Кстати, группу создал младший сын нашего героя: поставил перед фактом.


— Если честно, она мне не очень нужна, но я втянулся, и сейчас, может быть, даже некрасиво будет по отношению к подписчикам закрыть ее. Но мне нравится, что я могу там писать о своем хобби — я ведь безумно люблю готовить мясо, — рассуждает Артуш.

Страсть к приготовлению еды у него от покойного дяди. Когда Артуш был маленький и приезжал в деревню к дедушке и бабушке, то дядя всегда занимался там мясом. Постепенно Артуш научился готовить и сам. Некоторыми секретами он поделился и с нами.

— Всё, что у нас дома готовится из мяса, это делаю я. Я не подпущу жену! — смеется он. — Чтобы блюдо было вкусным, в нём должно быть много мяса. Есть такое блюдо — хашлама, которое готовится с большим количеством мяса, овощей, картошки и стаканом вина. А чтобы это было вкусно, надо купить хотя бы пять килограммов мяса на восьмилитровую кастрюлю. Я покупаю на рынке хорошее мясо, приношу, и если я его успел разрезать и положить в кастрюлю, то оно получится вкусным. Если я забыл — жена поделит его на 48 порций! Она, правда, так не делает. Она готовит детям то, что я ненавижу: кашки, легкие супчики… Дайте, например, мне ведро каши — я не наемся им. Я не могу без мяса. У меня сейчас дома хамон в рассоле, сало готовится, грудинка… Но вы не подумайте, что я один это всё съедаю! Ровно половину я раздаю своим друзьям.

Ирландский молоток с 200-летней историей мастеру подарил реставратор, которому понравился хамон, приготовленный Артушем

Ирландский молоток с 200-летней историей мастеру подарил реставратор, которому понравился хамон, приготовленный Артушем

Поделиться

Благодаря этому желанию делиться в мастерской Артуша появился 200-летний ирландский обувной молоток — его преподнес мастеру интернет-знакомый из Санкт-Петербурга. Дело было так:

— С Алексеем Павлюченко мы познакомились благодаря моей группе. Он занимается тем, что находит по всему миру обувные инструменты, реставрирует и продает. Он посмотрел мои работы в группе, и ему очень понравился хамон, который я делаю. Он попросил рецепт. Я ему послал, и он сказал: «Я хочу обязательно сделать для вас подарок». И прислал мне этот ирландский молоток, который с легкостью может продать долларов за 300. Человек, который меня не знает, сделал мне подарок! Естественно, я думал, как же мне отблагодарить его? И придумал: «Леша, сейчас у меня дома в рассоле лежит кусок свиной задней ноги для хамона. Через две недели у нас сын едет в Питер — я его с ним передам», — рассказывает Артуш.

«До сих пор думаю на армянском»


В Архангельске Артуш Костанян живет уже 22 года. И город он очень хвалит.

— У вас замечательный город, замечательные люди, — улыбается он. — Вы не москвичи, скажем так. Добрые, отзывчивые, красивые. А какие женщины! Какие женщины! Песня просто!

В мастерской висит фотография родителей Артуша. Его отец обучил его работе с обувью

В мастерской висит фотография родителей Артуша. Его отец обучил его работе с обувью

Поделиться

По словам мастера, в Архангельске проживает около сотни армянских семей. Конечно, большинство знают друг друга, ходят в гости: между собой стараются говорить только по-армянски.

— Не могу сказать, что со всеми мы друзья, но знаем мы практически всех, — рассказывает Артуш. — Язык сейчас начинаешь забывать, а потребность говорить на нём есть. Слава богу, я до сих пор думаю на армянском. Вот я с вами говорю, а внутри у меня синхронный перевод идет, настолько я моментально перевожу. Но ведь хочется и слышать родную речь! Когда мы встречаемся, то разговариваем на армянском — на этих встречах считается дурным тоном говорить по-русски. Мы даже делаем замечания друг другу.

Прожив 22 года в России, Артуш до сих пор думает на армянском языке

Прожив 22 года в России, Артуш до сих пор думает на армянском языке

Поделиться

Но несмотря на эту потребность слышать родной язык, говорить на нём, Артуш плотно осел в северном Архангельске — уезжать не планирует. Здесь его дом, семья, здесь выросли дети. У Артуша двое взрослых сыновей: оба они выбрали творческие профессии, но по стопам отца не пошли. Старший стал клипмейкером, младший — художником.


Артуш гордится своими детьми, хотя признаётся: ему жалко, что никто из них хочет продолжить фамильную традицию. Но давить на них он, конечно, не стал.

— Мне ведь мой отец говорил: «Сынок, поступай куда хочешь, кем хочешь становись, но хоть чему-то научись», — вспоминает Артуш. — «Пусть ты в жизни не будешь этим заниматься, но на черный день у тебя будет твоя профессия, твое ремесло». Я так и сделал — и сейчас ему благодарен. То же самое я сказал и своим детям. Старшего сына я уговорил, но он пришел, полчаса посидел и говорит: «Ладно, я всё. Я всё понял». И ушел. А я сижу, глазами моргаю, и думаю: как это я в свои 60 лет до сих пор учусь, а он всё знает?

Интересно, что ранее мы поговорили с другим реставратором обуви из Архангельска — Денисом Ямовым. Он рассказал, как начал осваивать это ремесло и развиваться в нём. Несмотря на то что Денис довольно молодой мастер, взгляды на обувное дело у них с Артушем Костаняном похожи: например, оба считают, что в Архангельске с культурой ношения обуви очень много проблем.

  • ЛАЙК35
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости СМИ2