15 июля среда
СЕЙЧАС +12°С

Маленький, но гордый бизнес: как четверо друзей сделали из любви к Архангельску бренд «Доска Треска»

Рассказываем, как развивался их бизнес и что помогает ему пережить коронакризис

Поделиться

А вы покупали когда-нибудь или хотели бы купить одежду или аксессуары бренда «Доска Треска»? Расскажите в комментариях

А вы покупали когда-нибудь или хотели бы купить одежду или аксессуары бренда «Доска Треска»? Расскажите в комментариях

Из-за коронавируса многие владельцы бизнесов, особенно — небольших, локальных, провинциальных, оказались в незавидной ситуации: магазины закрылись, продажи упали. Встал вопрос выживания. Редакция 29.RU считает важным в это непростое время поддержать местных предпринимателей. Сделать мы можем это только одним способом — рассказать их историю. Для этого мы запустили проект «Маленький, но гордый бизнес». Первый материал проекта был о кожевенной мастерской архангелогородца, который однажды оставил скучную работу в банке и стал зарабатывать на том, что ему действительно нравится.

В этом тексте мы хотим рассказать про известный северянам локальный бренд одежды и аксессуаров «Доска Треска». Мы уверены, что многие горожане если еще не носят свитшоты «Поморье», свитеры с орнаментами мезенской росписи, футболки «Треска на лесовозе» или носки с морошкой, то точно слышали о них. Но далеко не все знают, что все началось с дружеских посиделок поздно ночью в баре, когда один из основателей «Доски Трески» сказал, что ему не нравится, как люди ругают собственный город в соцсетях. Мы встретились с тремя из четырех владельцев бренда и поговорили об этом. А еще обсудили, с какими проблемами они столкнулись и какие шишки они набили за 5 лет существования бизнеса, и что сейчас им помогает пережить коронакризис.

Видео: Кристина Полевая

«Начитался пабликов, где поносили наш город»

Сейчас у «Доски Трески» четверо владельцев — Денис Качанов, Максим Пушкин и Максим Лещенок, а еще Данил Мишенин. Они не только бизнес-партнеры, но и друзья. И неудивительно, что сама история бренда началась с дружеских посиделок в баре. Тогда будущие партнеры работали в клубе «М33», организуя концерты и вечеринки. И однажды — это случилось чуть более пяти лет назад, зимой 2015 года — решили создать свое дело.

— Мы работали всегда по выходным в «М33», и нам нужен был какой-то отдых. Такой отдых мы себе устраивали по средам — ходили по барам. И однажды мы втроем — я, Максим Пушкин и Антон Другов, еще один наш друг, — сидели посреди ночи в баре и разговаривали. А перед этим я начитался различных пабликов типа «Подслушано Архангельск», где все поносили наш город, не любили его, писали, что «пора валить» и так далее. Мне это очень не понравилось и я сказал ребятам, что хочу сделать себе кепку с надписью «Архангельск» и ходить в ней. Мне показалось, что это было бы очень здорово. А Максим сразу же предложил сделать не только кепку, а целый бренд, — рассказал Денис Качанов.

Максим Лещенок, Максим Пушкин и Денис Качанов объяснили, что их бренд — не про фанатичный патриотизм

Максим Лещенок, Максим Пушкин и Денис Качанов объяснили, что их бренд — не про фанатичный патриотизм

В эту же ночь родилось название бренда, который теперь знают все модники Архангельской области (и не только Архангельской). Антон Другов придумал его — «Доска Треска». Да, именно так, без последнего звена неофициального девиза Архангельска — «тоски». Негативное звено решили убрать из этой всем известной поговорки.

— Без тоски наш город гораздо красивее, — отметил Денис.

На следующий день к проекту присоединился Максим Лещенок, а позже — Данил Мишенин.

«Наш посыл — не фанатичный патриотизм» — пишут о своем бренде его авторы на сайте «Доски Трески». Как это понимать?

— У слова «патриотизм» в целом в России какой-то негативный окрас. Не принято быть патриотом — есть представление, что это какой-то фанатик. А мы в своем бренде делаем упор на искреннее чувство любви к Архангельску. Мы топим за то, что наш город красив и хорош, но при этом не кричим «ура», не ходим с лозунгами на шествия и всё такое. Это такая простая, спокойная любовь, — объяснил Денис Качанов.

«Некоторые думали, что мы лепим принт на китайские болгарки и продаем втридорога»

Друзья вложили свои деньги в свой стартап, нашли мастерскую и к лету 2015 года уже запустили на пробу первую партию в производство.

— Первое наше производство было на фабрике «Ависпа» на заводе «Красный треугольник» в Санкт-Петербурге. Первой партией стали свитшоты с надписью «Поморье» — свитшоты были с начёсом такие, и вышли в мае, — смеется, вспоминая то время, Максим Пушкин.

— Да, кстати, несмотря на это, они хорошо продались, их было 90 штук, и месяца за полтора-два их у нас раскупили. Мы отклик от людей получили сразу, и он был отличный, — добавил Максим Лещенок.

Видя интерес, друзья-партнеры стали думать, что делать дальше. Плана дальше этих теплых свитшотов с начесом изначально не существовало, а еще все-таки было лето на дворе. Тем не менее сделали еще одну партию теплых поморских кофт, а потом заказали футболки с этим же принтом.

Покупателям о новом бренде рассказывали в соцсетях, продвигали изначально через вечеринки в клубах, через концерты, которые сами же организовывали, потом пошли отзывы от благодарных покупателей и заработало сарафанное радио.

Основной трудностью, как рассказали основатели «Доски Трески», в первое время было то, что никакой точки продаж в городе, куда могли бы прийти люди и купить вещь, не существовало. Партии свитшотов и футболок ребята хранили прямо у себя в квартирах, потом — дома у менеджера, который принимал заказы у горожан. Потом появился шкафчик с вещами в магазине женской одежды «Корея» — такую возможность основателям местного бренда дала его владелица Анастасия Ухина. И люди стали приходить, продажи — нарастать со временем.

— Еще мы участвовали во всех праздниках и событиях, в каких только можно, ставили стойки с продукцией на Днях города постоянно, рассказывали о себе. В основном люди реагировали положительно. Но некоторые люди, кстати, думали, что мы покупаем болванки какие-то китайские, просто лепим на них принт и втридорога продаем. Не все верили в качество материала, диковато было для людей покупать за 990 рублей футболку. Помню, как на Дне города Северодвинска сам стоял с такой стойкой и меня выпивший мужчина минут 15 материл за то, что я футболки такие продаю, — вспомнил Максим Лещенок.

Продукты бренда «Доска Треска» не назвать дешевыми: свитшоты стоят от 2–2,5 тысяч рублей, футболки — от 990 рублей. Но, как подчеркивает Максим Пушкин, сделать цены ниже из-за того, что качественную ткань закупают за границей, а курсы постоянно растут, просто невозможно.

Смена мастерской и расширение географии

Другим переломным моментом стала для «Доски Трески» смена места производства примерно через год после запуска.

— Так как производство было в Питере, а мы находились в Архангельске сами, то у нас практически не было возможности контроля качества продукции. Все строилось на доверии между нами и мастерской, где шили наши вещи. И вот однажды наша эта система дала сбой, выпустили достаточно большую партию одежды с браком и мы решили перенести производство в Архангельск, — рассказал Максим Пушкин.

Мастерская сейчас находится в районе третьего лесозавода. В ней сейчас работают всего две швеи, так как объем производства значительно упал из-за кризиса по вине коронавируса. Принты делают партнеры, это тоже происходит в Архангельске.

Плюс, конечно, нельзя не упомянуть работу дизайнеров, которые воплощают идеи основателей бренда, и они тоже местные.

— Два у нас основных дизайнера, которых мы можем назвать. Это Тимур Азбукин, который нарисовал самый первый принт — «Поморье». Он коренной северодвинец, живет до сих пор в Северодвинске. Второй — Игорь Николаев, он родился в Архангельске, а сейчас живет в Санкт-Петербурге. Большую часть последних по времени принтов выполнил именно Игорь. Еще есть Даниил Иванов, который нарисовал «Северную Двину», — рассказал Максим Пушкин.

Новые надписи для вещей основатели бренда в основном придумывают сами, устраивая коллективный мозговой штурм. Там же делают первые наброски для принтов, которые потом отдают в разработку дизайнерам.

— Мне кажется, все придумывается у нас как-то по настроению, от души, нет какой-то четкой схемы, по которой мы идем, — сказал Максим Лещенок.

— «Соломбала» с «Привозой», например, футболки про районы города, придумали в день создания «Доски Трески», просто к ним позже вернулись, — добавил Денис Качанов.

— Да, когда-то мы углубляемся в районные истории, но в целом стараемся все-таки расширить свою географию до всего Севера-Запада. Мы хотим быть северным брендом и даже включать в себя гораздо большую территорию. Уже есть ряд принтов, которые не посвящены только Поморью, например, «Север», «Северный лес» — это могут носить не только жители Архангельской области, но и вообще все, кто ассоциирует себя с севером, — отметил Максим Пушкин.

При этом он добавил, что сначала боролся с восприятием бренда как сувенирной продукции: была позиция, что они делают удобную и модную одежду (футболки, свитшоты и свитеры, поло, шапки и носки), а не сувениры на память. Именно поэтому у «Доски Трески» долгое время не было, к примеру, магнитов — традиционного лидера спроса у всех туристов. Но позже партнеры решили, что сувенирное направление — это все же хорошо, и появились в линейке продукции такие предметы, как светильники, стикеры, обложки для документов, значки, кружки, сумки, иван-чай и даже магниты планируют скоро выпускать.

Вещи из Архангельска носят по всему миру

Кто покупает вещи «Доски Трески»: клубные завсегдатаи, городские хипстеры, «поуехавшие» архангелогородцы, которые ностальгируют по родине? На этот вопрос Максим Пушкин ответил так:

— Мы изначально и до сих пор называем себя молодежным брендом, и среди молодежи вещи и продвигали. А потом обнаружили в соцсетях, что, к примеру, девушка купила наши свитшоты и подарила их бабушке и дедушке — и те их с удовольствием носят. И так мы поняли, что наша аудитория сильно расширяется по сравнению с тем, что мы задумывали. В целом наших покупателей можно описать как просто жителей Архангельска и тех, кто отсюда уехал в поисках лучшей жизни.

Сам Максим признался, что тоже на какой-то период уезжал из Архангельска в Санкт-Петербург просто потому, что хотелось уехать, но потом вернулся.

— Мы же пропагандируем определенные ценности. Мы говорим, что в этом городе есть чем заниматься и есть куда развиваться. У меня так сейчас, и я не вижу смысла куда-то бежать, — отметил он.

Денис согласен с ним в том, что город сам по себе не виноват ни в чем, и что в Архангельске можно быть успешным. Максим Лещенок подчеркнул, что город любит и очень ему благодарен за все, но однажды хочет переехать в какое-то другое место — он считает, что у него должен быть такой опыт.

Тем не менее вещи с логотипом «Доски Трески» носят сейчас не только модники Архангельска или Северо-Запада. Благодарные покупатели присылают основателям бренда фото в футболках или в свитшотах родом из Архангельска в таких точках мира, как Лас-Вегас, Австралия, Куба, Индонезия, Нью-Йорк и даже Эльбрус. Причем не обязательно это люди, которые там живут, — это могут быть жители Севера, которые путешествуют в одежде «Доски Трески». Некоторые футболки, как шутят основатели бренда, повидали больше стран, чем многие путешественники.

Отдельная тема — это любовь знаменитостей. В одежде «Доски Трески» были замечены, к примеру, лидер «Алисы» Константин Кинчев, Дима Билан и звезда российской журналистики Иван Голунов.

Кстати, по оценке самих основателей, есть топ-3 самых продаваемых принта — это первый классический «Поморье», «Медведь на танке» и лаконичный «Север».

Вы когда-нибудь покупали вещи бренда «Доска Треска»?

    «"Доска Треска" — вообще не о деньгах»

    Спустя полтора года после открытия, как вспомнили создатели, возникла серьезная проблема, из-за которой «Доска Треска» чуть было не канула в небытие совсем, едва возникнув.

    — Был такой у нас период времени, когда все понеслось к чертям. У нас был еще один бизнес, связанный с организацией концертов, которым мы по сей день занимаемся. И вот часть выручки от продаж одежды мы переносили туда. И в одном нашем концертном проекте мы потерпели крах, и нам и на пошив одежды стало не хватать денег. Шли заказы, а мы просто не могли их делать людям. В тот момент я уже точно был готов опустить руки, потому что казалось, что выхода нет. Но выручил нас наш друг Данил Мишенин. Он все время видел, как мы обсуждаем наши проблемы, и предложил помочь, вложился деньгами, стал нашим партнером, — рассказал Максим Лещенок.

    Кроме того, Данил дал советы по тому, как сделать бизнес рентабельным, как правильно формировать ценовую политику. Потому что до этого основатели бренда только «на глаз» прикидывали, что и сколько может стоить, и по какой цене люди смогут покупать их вещи.

    — Делая вторую или третью инвентаризацию, увидев, что товара достаточно и идут какие-то продажи, я понял, что мы выплывем, — добавил Максим.

    После этого бизнес удержался на плаву и развивался дальше. В 2018 году наконец открыли собственный магазин в крупном и популярном торговом центре Архангельска. Тем не менее и до сих пор друзья-партнеры не могут сказать, что «Доска Треска» их кормит. Это не такой бизнес, который дает большую прибыль (но все-таки дает). Поэтому все они еще работают в других местах.

    — Откровенно говоря, я считаю, что «Доска Треска» — вообще не о деньгах. Если пересчитывать на год прибыль, то каждый из нас получает абсолютно среднюю зарплату. Наш бренд — это, скорее, про эмоции. Вот я иду по набережной, вижу кого-то в нашей одежде, и это радостно, — отметил Максим Лещенок.

    «В первые недели самоизоляции было совсем больно»

    За последние два месяца «Доска Треска» пострадала от пандемии коронавируса, как и многие другие магазины, которые вынуждены были закрыться из-за ограничений.

    — Все это ударило по нам, безусловно. Нам оперативно пришлось переформатировать бизнес в режим доставки, а это непросто, — сказал Максим Пушкин.

    — Да, и при этом никому не нужны футболки, если ты сидишь дома, — добавил Денис.

    В первые дни введенного в стране режима всеобщей самоизоляции, как с ужасом вспоминает занимающийся продажами Максим Лещенок, вообще не было ни одного заказа.

    — Просто во всех наших соцсетях несколько дней была полная тишина: никто не писал, ничего не спрашивали. Пока не подсчитывали, на сколько в процентах упала выручка, но по ощущениям в первые недели было прямо совсем больно, — отметил он.

    Потом люди все же начали писать, спрашивали, как можно померить, но в условиях распространения инфекции в этой услуге клиентам приходилось отказывать. И даже 5-летний юбилей бренда 13 мая основателям пришлось праздновать в Сети, на расстоянии с его поклонниками.

    — Конечно, мы из этой ситуации выкарабкаемся — а куда нам деваться? — уверен Максим Пушкин. — Хотим сказать большое спасибо торговому центру, потому что нас спасает то, что разрешили не платить аренду. Но возвращение в колею будет долгим, я думаю. Вопрос еще в том, как после пандемии поведут себя потребители — будут ли что-то покупать в торговых центрах? Я не могу спрогнозировать, как быстро восстановится финансовое положение людей. А мы от этого напрямую зависим.

    Несмотря на кризис в продажах, сейчас партнеры продолжают разрабатывать принты для новой коллекции футболок. И пока они не раскрывают тайну, что же это будет.

    — Могу сказать лишь, что это будет один из неофициальных символов Архангельска. Сейчас этот символ забыт, но когда люди увидят принт, я думаю, его вспомнят и очень порадуются, — рассказал Максим Пушкин.

    Если вы хотите поделиться историей маленького, но самого большого дела в вашей жизни, напишите нам на редакционную почту 29.RU 29@rugion.ru или в мессенджеры по номеру +7 964 302–64–29.

    А пока почитайте про необычное кафе в старом автобусе в Архангельске — его владелец выкупил теплый ламповый ЛиАЗ и за три года превратил его в кофейню. Или про производство органайзеров для документов в Екатеринбурге — его основательницы ради своего дела бросили работу в IT и потратили на запуск 400 тысяч рублей. У нас есть история продавца одежды и тканей в Новосибирске — она началась с крупного пожара на местном рынке, в котором герой потерял свою предыдущую работу. А на Урале уроженка местного села Малый Турыш строит в нем целую карамельную фабрику.

    Попробуйте угадать: какой из неофициальных символов города Архангельска будет на новом принте от «Доски Трески»?

      По теме

      оцените материал

      • ЛАЙК7
      • СМЕХ0
      • УДИВЛЕНИЕ0
      • ГНЕВ0
      • ПЕЧАЛЬ0

      Поделиться

      Поделиться

      Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

      У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

      Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!