24 ноября вторник
СЕЙЧАС +1°С

Почему Архангельская область — самая бедная на Северо-Западе: отвечает профессор МГУ Наталья Зубаревич

Мысли эксперта по экономике регионов о настоящем и будущем Поморья

Поделиться

Поговорили с Натальей Зубаревич о том, что мешает Поморью упрочить свое экономическое положение

Поговорили с Натальей Зубаревич о том, что мешает Поморью упрочить свое экономическое положение

Поделиться

Наталья Зубаревич объяснила, почему у регионов и муниципалитетов маленький бюджет

«То, что надо вопить по поводу Архангельской области, для меня — медицинский факт», — услышали зрители прямого эфира с профессором МГУ Натальей Зубаревич. Она по пунктам рассказала читателям 29.RU, почему состояние экономики Поморья вызывает опасения. Наш регион оказался одним из самых малоимущих на Северо-Западе России. Но почему так получается, если у нас есть крупные предприятия? Корректно ли считать, что большая часть налогов, которые собирают в регионе, уходит в федеральный бюджет? Откуда возникли истории с Шиесом и объединением с НАО? Что происходит с доходами жителей Архангельской области и от чего они зависят? Интересен ли бизнесу наш регион? Наталья Зубаревич ответила на эти вопросы.

Наталья Зубаревич в 1976 году окончила кафедру экономической географии СССР географического факультета МГУ. Кандидат географических наук. Работает на кафедре экономической и социальной географии России географического факультета МГУ и в НИУ ВШЭ. Часто выступает экспертом в федеральных СМИ по вопросам развития регионов России. Большой резонанс вызвало выступление Зубаревич в Совете Федерации в 2019 году, где она указала на проблемы в субъектах страны.

1

Самые бедные на Северо-Западе

— У вас чудовищно маленький бюджет, если мы посмотрим на то, какие у вас душевые расходы бюджета. Вот если взять за 100 процентов средний по регионам России, у вас две трети — 66 процентов. У Коми получше — 80 процентов. Но всё равно плохо, если за 100 взять средний. В «среднем» сидит Москва, это такое хитрое «среднее». Но у ненцев все-таки на треть больше средних расходов по стране. Бюджетно вы чудовищно бедны, вы самый бедный субъект Северо-Запада по бюджетным возможностям.

И тут масса причин. Базовая причина — нет отраслей, которые были бы очень большими налогоплательщиками. Целлюлозно-бумажная промышленность более-менее ничего, но столько денег, как нефть и газ, не дает. Чуток денег Архангельская область перетянула от Ненецкого округа — кусок налога на прибыль, куски консолидированных групп налогоплательщиков. Слушайте, вас миллион, а их меньше 50 тысяч — ну сколько вы можете перетянуть? Поэтому бюджетная ситуация региона — самая тяжелая.

Учите матчасть (о доходах от добычи алмазов. — Прим. ред.)! Сколько у вас там копеек добывается? 99 процентов всей добычи алмазов России — это Республика Якутия. Поэтому пойте про ваши алмазы дальше. Ни доходов, ни визга, ни писка.

2

Все наши налоги забирают федералы?

— Если вы думаете, что федералы у вас всё отобрали, вы ошибаетесь. У Архангельской области очень низкая налоговая база. Если мы берем за 2019 год все налоги, собранные на территории Архангельской области, вот вам цифры. В среднем по стране в бюджеты субъектов Федерации (региональные и муниципальные бюджеты) идет 44 процента всех собранных налогов. В Коми — 36, там нефтяная рента изымается в федеральный бюджет, в Ненецком — 18, там вся нефтяная рента потоком идет в федеральный бюджет, в Архангельской — 71.

То есть основная часть собранных на территории области налогов поступает в бюджет субъекта. Это и доминирующая часть налога на прибыль, это весь НДФЛ, весь налог на имущество, который платят ЦБК, прежде всего. Проблема в том, что у вас очень низкая налоговая база. И что с этим делать? Притаскивать инвесторов? Надо бы. Но севера, удорожающие факторы, людям надо платить повышенную зарплату, а в белом бизнесе коэффициент положено выплачивать. Инфраструктура — мама ты моя, и плачем вместе. Если бы у вас были в обилии нефть и газ, то пришли бы, потому что Ненецкий округ еще подальше будет, еще хуже инфраструктура, но наличие нефти и газа обеспечивает большие инвестиции. Посмотрим, что будет дальше, потому что спрос на всё это падает на глобальном рынке.

Проблема Архангельской области — худшие условия для инвестиций, непонятки, куда вкладывать. Бизнесы, которые работают в лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, вкладывают в свои предприятия. И эти предприятия прибыльны. Но это не тот объем, который может поднять всю экономику Архангельской области.

3

Как повлияла пандемия на экономику

— У ковида есть два проявления. Один называется по-умному локдаун, по-русски — карантин, хотя это тоже нерусское слово, — когда много чего затормозили. Но, уверяю вас, в регионах не тормозили так, как в Москве и Московской области, потому что понимали, что экономика сдохнет.

Второе проявление — внешнее, глобальное. Те ваши производители, которые работают на экспортные рынки, столкнулись со снижением спроса и цен. Прежде всего для Архангельской области это целлюлозно-бумажная промышленность, базовая отрасль экономики. Вторая базовая — Северодвинск, производство продукции военно-промышленного комплекса. Я не знаю, что там со спросом, это вашим людям виднее, как с нашим судостроением, как мы продаем. Но то, что везде стало меньше денег и меньше возможностей покупать в глобальном мире, — это медицинский факт.

В результате если мы берем январь — сентябрь этого печального года, то стране в промышленности минус 3 (процента. — Прим. ред.), Архангельская область — минус 5. Но я вас утешу: да, конечно, ваши производители целлюлозы, картона, другой продукции столкнулись с проблемами спроса, но у ненцев-то минус 11, потому что посыпались нефть с газом со страшной силой. Потому что сделка ОПЕК+ означает тупое сокращение объемов добычи нефти. Вам тоже аукнется, потому что часть доходов Ненецкого округа по договору с Архангельской областью перетекает в бюджет Архангельской области.

4

Почему бизнесу тяжело на Севере

— Если говорить об инвестиционной привлекательности области, она никогда не была большой. Если мы берем этот год, вы в плюсах. Ваши ЦБК решили что-то подремонтировать. Но, если мы берем длинный цикл с 2014 года, когда рост инвестиций в России прекратился, Крым-то даром не проходит. У вас с 2014 по 2019 год на треть сократились инвестиции в Архангельскую область. Ни у Коми, ни у ненцев такого сокращения не было. Потому что ваш бизнес чувствует волатильность (нестабильность) происходящего.

Вы никогда не были регионом с большим вводом жилья. Понятно почему: естественная убыль — смертность выше рождаемости, регион постаревший и миграционный отток. Конечно, не такой чудовищный, как в Магаданской области, но у вас он есть. Потому что севера — это места, где жить сложнее, где хуже климат, это должно компенсироваться лучшей заработной платой. А если это не компенсируется — именно так сейчас у нас и происходит, то люди покидают территорию региона. И так небольшой у вас был ввод жилья, даже с января (с короной не связано) спрос посыпался. На 10 процентов сократился ввод жилья. Он и так у вас был невелик, а корона его еще и пришибла.

Что у вас неплохо, в чем вы стойкие, северяне? У вас, говорит Росстат (во что я не очень верю), не посыпалась розница. То есть народ как потреблял, так и потребляет. Но если мы берем сектор услуг, он сыпется по всей стране. Ну и у вас он сыпется тоже с очень высокой скоростью. Денег у населения стало меньше, на чем люди экономят? На картошке, морковке? Кушать хочется всегда. Экономят прежде всего на услугах. Если мы говорим об Архангельске как центре развития региона, где формируется новый сектор рыночных услуг — от развлечений до спорта и туризма. Это всё посыпалось. И Архангельск, который и так теряет население, он в этот кризис коронавирусный получил, как и все региональные столицы, капитальный удар. Потому доля занятых в секторе услуг будет подрубаться, потому что это снижение спроса. У людей меньше денег, а это снижение занятости. И что люди будут делать? Это не ваша индивидуальная проблема, это проблема всех региональных столиц.

«Давайте забудем про старое индустриальное прошлое Архангельска. Этот город тихо переформатировался в центр рыночных услуг»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

Я вам должна гадость сказать. Я в эту статистику Росстата не очень верю. Не стреляйте в пианиста, он играет как умеет — в коронавирусный кризис нестабильность, непонятность были такого уровня, что у нас все цифры кривые по регионам. Я смотрю на любые данные 2020 года и рыдаю. Вы не знали, почему у нас всё хорошо в Калмыкии и на Чукотке? Почему? Так вот ответ: по кочану. Потому что так посчитал Росстат.

Короче, у вас очень сильное сжатие занятости в малом и среднем предпринимательстве. Севера никогда не отличались большой долей МСП — малого и среднего бизнеса. Здесь сложнее зарабатывать. Народу меньше, платежеспособность и спрос ограничены. Вам же нужен объем спроса, чтобы людей было много. Если людей не так много, развиваться сложнее. Я с изумлением обнаружила, что с 2017 года по первый квартал 2020 года — до коронавируса! — численность занятых в МСП в Архангельской области грохнулась на 16 процентов. Что случилось? У меня нет ответа на этот вопрос. Или так посчитали, или народ отвалил в тень — не знаю. Но это тревожный знак, потому что это основа крупногородской занятости. Это небольшие бизнесы, и чем активнее они будут развиваться, тем выше шансы Архангельска становиться современным городом услуг.

Не будет у вас большого промышленного производства, расслабьтесь. В Северодвинске — да, потому что там гособоронзаказ, владения АЦБК — Новодвинск, Коряжма — да, потому что это крупняк бизнесовый, который в основном идет на экспорт. Но Архангельск на севере трансформировался в город услуг, и корона убила это всё со страшной силой.

5

Что происходит с доходами людей

— Как корона ударила по людям? Официальное заявление от профессора Зубаревич: не знаем. Та статистика, которая дает Росстат, вызывает у меня тихое изумление. Потому что, если мы смотрим на динамику доходов по второму кварталу — это локдауны, ничего толком не работало — минус 8 (процентов по стране. — Прим. ред.). Напоминаю тем, кто не знал: мы же с вами еще потеряли доходы населения с конца 2014 года по 2019 год на 7 процентов. У нас тот кризис не завершился по доходам. А тут еще бац — и 8 процентов во втором квартале, по году будет минус 5 процентов, ну, может, минус 4, если повезет. Так вот по стране по второму кварталу минус 8, Архангельск в тренде — минус 7. К вам вопросов нет, вы не Чукотка, где всё растет и колосится, несмотря на очень полярный климат.

Вы идете со страной вместе, и можно было бы успокоиться, кроме одного: люди в Архангельской области мало зарабатывают. Смотреть надо не в рублях, у вас же жизнь дороже. У вас же цены выше. Поэтому считать надо отношение доходов средних к прожиточному минимуму в регионе. Если мы посмотрим на соотношение, в среднем по стране оно чуть больше чем в три раза, в Архангельской области — только в 2,7 раза, у ненцев — в 3,7 раза лучше страны, у Коми (ваша подружка) — в 3,5 раза. Два северных ресурсных региона имеют очень низкий уровень реальных доходов населения, скорректированных на цены. И это означает тупую вещь — миграционный поток будет продолжаться.

«Люди не кролики, они прекрасно видят перспективы в тех или иных регионах и, если это их не устраивает, голосуют ногами»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

Прожиточный минимум считается довольно криво. Половина этого прожиточного минимума — это еда. Сколько насчитали еды, вторую половину столько же добавляют. А что в этой еде? Картошка, морковка, овощи, хлеб и хлебобулочные изделия, макароны. Это нищенская структура спроса, рассчитанная на то, чтобы вы имели 3000 калорий в день. А уж как вы эти калории получили? Прожиточный минимум в России отражает дифференциацию цен на дешевую еду. Он не отражает всей дифференциации цен. У вас очень непростая ситуация с платежами за ЖКУ. Вы энергодефицитный регион, у вас всё дорогое. Реально в прожиточном минимуме это не отражено. А если мы берем среднее потребление по региону, где и мясо, и сыры, там удорожание будет выше. Поэтому все севера недооцениваются по дороговизне жизни.

Если вы возьмете другой индикатор — индекс бюджетных расходов, там Минфин считает стоимость содержания коммуналки, всех зданий и сооружений бюджетной сферы, он будет существенно выше. Поэтому север нынче дорог.

6

Госдолг региона растет. Что это значит

— Я считаю долг совокупный — региона и муниципалитетов, они же тоже деньги занимают. Это всё совокупный долг. На 1 августа совокупный долг регионального бюджета и муниципалитетов — там есть двойной счет по бюджетам, я очищаю — примерно 37 миллиардов с копеечками. В начале года он тоже был 37 миллиардов рублей. То есть за январь — июль он пока несильно вырос. Пик роста придется на конец года, когда у регионов дыра в бюджете: вынудят их занимать, деваться некуда, федералы столько не добавят. Поэтому рост долга — это вопрос октября — декабря. И там будем отслеживать, потому что риски возрастают.

Я вам сейчас покажу, какая у вас дыра в бюджете. Откуда взялся этот долг, который по 2020 году оценочно составляет 57 процентов от собственных доходов (без трансфертов) консолидированного бюджета области? Он взялся из прежних зарплатных указов президента. Когда регионам сказали: «Выполнять!», а трансфертов особо не добавили. И регионы, что называется, наматывали кишки и начали резать всё, чтобы выполнить указы, и лезть в долги.

«То есть этот долг накопили до всякой короны, выполняя в нашей вертикальной стране зарплатные указы президента»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

57 процентов — это несмертельно. У Мордовии долг в два раза выше ее собственных доходов, то есть 200 процентов. У нас Кострома, Хакасия — там 90 процентов. Вы в ряду примерно двух десятков миллионов, у которых так же. Это страшно или не очень? А черт его знает. Потому что мы не понимаем федеральную политику.

7

Почему федеральные власти мало помогают деньгами

— Вот что происходит в ковидном 2020 году. Если мы берем количество денег, которое вы недополучили от налогов, у финансистов это называется выпадающие доходы — типа должны быть, но не случилось. У меня есть данные по январю — августу, в сентябре — декабре многое может измениться, — вы недополучили 7 миллиардов рублей выдающих доходов. А федералы вам докинули в виде трансфертов 4,6 миллиарда. Дыру-то как будете закрывать? Придется идти на рынок заимствований.

Вы одни такие? Да нет, конечно. Весь Северо-Запад опустили так, что я начала думать о «географических нелюбвях» федерального правительства. Мурманская, Ненецкий, Коми, Вологодская, вы — веселая история. Ненцы недополучили 4 миллиарда, дали добавку 1,5, но Ненецкий богатый, у них душевые доходы много выше вашего, ребят, крутитесь. Меньше будете создавать Красных чумов, история известная про социальную политику. Коми недополучили 13 процентов, докинули 9. Короче, господа архангелогородцы, да вы не одни такие. Астраханская, Оренбургская — вас таких бедолаг примерно 12–14 регионов. Понятно, что недокинули Москве — перетопчется! У нее расходы на благоустройство примерно в три раза выше всего вашего бюджета по прошлому году. Недокинули Ямалу, Тюменской — она справится, большие деньги получает с округов и может просто сохранить расходы на национальную экономику, которые составляют почти половину ее расходов. У вас вообще никакой жировой прослойки нет. И почему вас так обидели федералы? И почему молчит ваш губернатор?

Ну это дикая несправедливость. Регион с душевыми доходами в две трети от средних по стране, потеряв несколько миллиардов, получает меньше, чем он потерял. Как в старой песенке: «За что ж вы Ваньку-то Морозова?» Ну, господин Цыбульский, пожалуйста, возвысьте свой голос, задайте Минфину вопрос, почему так кидают (в октябре Александр Цыбульский попросил в Совете Федерации за счет федеральных средств компенсировать убытки бюджета региона. — Прим. ред.). Это тупо несправедливо.

В сверхвертикальной стране все решения принимаются наверху. И принцип «я начальник — ты дурак» работает как часы.

«До тех пор, пока у регионов нет права голоса, ваш губернатор будет разводить руками и нижайше просить добавить денежки»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

И это настолько неправильный формат отношений. Притом, что вы очень небогатый регион. Давайте я вам скажу уровень вашей дотационности — сколько составляют всяческие трансферты, то есть помощь сверху. У вас всего лишь 27 процентов. По стране — 19. Ну, правда, у Коми 9 процентов, но у Чечни-то уже 84, а у Ингушетии уже 87, у Севастополя с Крымом — около 70. Почему коренные российские регионы, которые имеют невысокий уровень дотационности, оказываются в колоссальном проигрыше и по душевым расходам бюджета? Две трети от средней по стране — худший показатель по Северо-Западу, а у Чечни — выше 90.

Часть трансфертов идет из Минфина, и у него свои какие-то представления о должном. Но очень большая часть — это субсидии из кучи федеральных министерств. Они выросли в два раза, у каждого министерства свой KPI. Кому молочное скотоводство, кому благоустройство. И вот из суммы частных решений множества федеральных министерств получается итоговый дурдом, когда регионы, крайне нуждающиеся в деньгах, их недополучают.

8

Почему региональная власть зажата центральной

— Если взять ваши расходы… Архангельская область, а какого рожна за январь — август вы увеличили расходы на ЖКХ на 63 процента? А на благоустройство, это часть ЖКХ, — на 52? У вас что, свербит в одном месте? Лавочки надо поставить везде? Бордюрчики везде поменять? В эпоху ковида это самое главное? Ответ простой: отчитаться надо, это нацпроект. У вас проблемы с бюджетом — какого рожна вы увеличили расходы на 24 процента? Отчитаться надо. Посмотрим на здравоохранение — молодцы, что увеличили расходы на 82, потому что беда, и все понимают, какая база в области, надо было инвестировать. Но по другим видам расходов у меня есть большие интересные вопросы. Правильно ли всё сделали?

«Вы знаете, что у вас за январь — август дефицит бюджета региона составил больше 10 миллиардов рублей, — вы чемпионы России!»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

У вас 16 процентов дефицит! Какое там благоустройство? Вы каким местом думали, господа начальники? Основная вина — федералов. Недокинули. Другим докинули, поэтому там ситуация мягче. Но почему вы так тратили на ЖКХ и на благоустройство? А нацэкономика? Вы подорвались дороги строить, да? А, может, поубавить раж, когда у вас с доходами такие проблемы? Какой-то должен быть баланс. Когда летят доходы, как-то надо оптимизировать расходы. Но если у вас сверху сидят великие федеральные министерства и каждый требует отчетность по своему KPI по нацпроекту, губернатор — уже не человек, он зажат в жернова вот этой управленческой системы. И только что принято решение, что будет еще жестче, что еще большая доля перейдет в трансфертах на субсидии. А субсидии — это деньги, про которые вы ничего не решаете. Федералы решили, на что вы их потратите, — конкретно окрашенные деньги, — а вы, регионы-сволочи, должны еще и софинансировать. И вот вам сверху спустили, на что — на то же благоустройство. А вы, господин Цыбульский, должны еще и своих денежек добавить! Чтобы выполнить KPI.

И вот от этой безумной системы невероятной сверхцентрализации, полной зажатости властей регионов, у которых просто физически нет возможности тратить деньги по уму, мы имеем то, что имеем. Но даже в этих ограничениях есть разные политики регионов, и вот старый вопрос — «а зачем ты был первым учеником?». Оппортунизм (течение в рабочем движении и в партиях, проповедующее соглашательство и сотрудничество. — Прим. ред.). А потормозить? Шварц — «Дракон» (речь про пьесу, в которой была реплика: «Всех учили. Но зачем ты оказался первым учеником, скотина такая?». — Прим. ред.).

9

Что делать губернатору

— Пока в этой консерватории не будет слышен голос регионов и федеральные власти будут принимать решения так, как они их принимают, где в основе лежит либо геополитика, либо лоббизм, работящие регионы типа Архангельской области будут в ауте. Вообще надо уметь пищать, но ваши последние губернаторы как-то голос не подавали — ни фальцетом, ни меццо, ни колоратурой (виртуозные пассажи в пении. — Прим. ред.). Иногда надо уметь пищать, но страшно — могут снести.

Он (Александр Цыбульский. — Прим. ред.) сидел сначала у ненцев, где было мало народу и довольно много денег. И там можно было жить спокойно. Сейчас его макнули в прорубь крайне проблемного по бюджету региона. Видимо, он пока осматривается и понимает, что, если начнет пищать, могут быть непредвиденные последствия. Я затрудняюсь сказать за другого человека, какие решения он принимает.

«Но то, что надо вопить по поводу Архангельской области, для меня — медицинский факт»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

Как по поводу Коми, Мурманска — там тоже еще один такой товарищ из Москвы, по поводу Вологды и еще примерно полдюжины регионов, которым недодали. И никто не понимает почему.

10

Что будет с Архангельском как столицей региона

Экс-мэр Архангельска Александр Донской предложил оставить в Архангельске 100 тысяч человек и переселить остальных. Наталья Зубаревич с этой мыслью не согласна.

— Он у вас маргинальный-экстремальный (Александр Донской. — Прим. ред.), как я понимаю, человек, который создает информповоды, а я все-таки из науки. Глупости чьи-то я комментировать не готова. Понятно, что численность населения Архангельска потихоньку сжимается. На пике было 420 тысяч, сейчас около 350. Понятно, что молодняк уезжает получать образование и, как правило, не возвращается. Но сказать, что мы кого-то будем переселять из Архангельска, Северодвинска и далее по списку… Слушайте, дядя, занимайтесь каким-то своим делом и не вякайте в медиа всяческие глупости. Потому что вас услышат люди неподготовленные и будут думать, что это правда. Это неправильно! Потому что региональный центр в любом регионе всегда имеет лучшие условия и возможности для развития. Потому что: а) стягивает население своего региона, б) стягивает сервисные бизнесы, что есть суть большого города. Проблема Архангельской области состоит в чудовищно низком бюджете, что не позволяет развиваться и Архангельску.

У всех региональных столиц тупо нет денег. Что сделала наша центральная власть? Отобрав полномочия и ресурсы у регионов, она сделала царский подарок губернаторам — она разрешила им отобрать полномочия и ресурсы у муниципалитетов. И пострадали не какие-нибудь удаленные муниципалитеты, где денег и не лежало, пострадали главные города, главные промышленные города, которые генерируют налоговую базу. Если до 2012 года хотя бы 30 процентов налога на доходы физлиц оставалось муниципалитету — а, как вы понимаете, самые высокие зарплаты, как правило, в региональном центре и главных индустриальных городах, — то сейчас 15. И ни в чем себе не отказывайте! И результатом стало то, что сейчас, по 2019 году уровень дотационности городских округов — а до последней реформы это были региональные столицы и крупнейшие промышленные города регионов, — составлял 60 процентов.

И что может Архангельск? Как договорится с Цыбульским. Денег у города нет. Полномочия отобраны на региональный уровень.

«Мы похоронили крупные города, а после этого стали петь про агломерации»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

Что за агломерация такая, у которой нет ни полномочий, ни ресурсов? Страна такая. Она поет про одно, а делает совсем другое. Ладишь с губером? Подкинут трансферта побольше. Не приведи господь — не ладишь с губером, получи, фашист, гранату. Тебя будут гнобить по полной программе. Ты не самостоятелен ни в полномочиях, ни в ресурсах. Поэтому до тех пор, пока мы не поменяем эту безумную матрицу стягивания на регион, крупные города и региональные столицы будут развиваться, но вопреки тому, как устроена наша система, — преодолевая эти адские барьеры.

11

Протесты на Шиесе. Из-за них нам не помогают?

— Именно по этой причине (скудного бюджета региона. — Прим. ред.) ваш бывший губернатор согласился на эту историю с Шиесом. Потому что для области, у которой весь бюджет по прошлому году по доходам был 108 миллиардов рублей (это называется консолидированный бюджет: и бюджет региональный, и сумма муниципальных бюджетов), десять ярдов, выделенные Москвой на все эти захоронения, казались фантастическими деньгами (10 миллиардов рублей инвестор собирался вложить в проект. — Прим. ред.). Почти 10-я часть доходов бюджета области. Он только забыл принять во внимание, что для людей важен не только бюджет, но и среда обитания. Ну и погорел на этом.

То, что отбились, я очень рада. И молодцы, я очень уважаю людей, которые за это бились, потому что они охраняли свою среду обитания. Потому что в тайге люди живут с тайги очень часто: грибы, ягоды, рыбалка, охота. Если всё это обгадят, как они будут получать этот дополнительный натуральный продукт? Прости меня за грубое слово, но это собирательство, это еще доиндустриальная экономика собирательства, но она помогает людям, правда! И когда вы портите то, что они могут получить в свое домохозяйство, люди разумно и правильно сопротивляются. Я с огромным уважением отношусь к тем, кто этот протест организовал. Потому что богатой Москве-то всё по барабану, а тем, кто там живет, это очень важно. И они большие молодцы, что, надеюсь, окончательно смогли решить этот вопрос. Мы живем бедновато, это правда, но не портите то, что нам осталось. И вот этот гражданский протест вызывает у меня не просто поддержку, а огромное уважение.

Нет связи между политическими делами и трансфертами. Вы помните, как протестовал Хабаровск, трансферты Хабаровску за январь — август выросли в 2,6 раза. Прямой такой зависимости — «ты, сволочь, протестуешь, я тебе убавлю денег» — в России нет. Попухла какое-то время Хакасия, но потом докинули, потому что, извините, но зарплаты бюджетникам вы платить должны, содержать школы, больницы и далее по списку должны. Это дико закредитованный регион, и его поставили на, так скажем, контроль Минфина. Все расходы, которые делает регион, — это Хакасия, это Костромская область, Ингушетия, они вторую визу получают от федерального Минфина. Это нормально, потому что, если вы не умеете балансы сводить, должен быть дядя сверху, который проверяет, как вы тратите.

12

Попытка слияния Архангельской области с НАО — что это было?

— Это была большая политическая глупость. Но даже когда депутаты Заксобрания НАО, или как оно называется, проголосовали против и начали выходить из «ЕдРы»… Ну слушайте, у вас душевые доходы бюджета на треть выше средних по стране, вас хотят объединить с регионом, у которого душевые доходы бюджета — две трети от средних по стране. Вы идиот или где? Ну вы же сопротивляться будете. Что они и сделали. Потому что нутряной интерес не перебивается никакой «ЕдРой». И зачем была затеяна эта история, я понять не могу. Ну, видимо, от недомыслия. Перетянуть немножко бюджетных доходов НАО на Архангельскую область. Немножко залатать ваши прорехи.

Бюджет НАО — 24 миллиарда по прошлому году, ваш бюджет — 108 миллиардов. Ну перетащите десяток миллиардов — это вас спасет? Это как Шиес. А у них это утрата лучшего уровня жизни, в том числе бюджетного. Народ сопротивляется, они же не идиоты. Ровно когда сопротивлялись бурятские округа (это 2007 год, полоса объединений) или Корякский — так они нищие были и так. У них шило на мыло, бедных соединили с бедными. Результат, как вы понимаете, ноль. Зачем затеяли этот укрупням-с у вас, я понять не могу.

13

Про развитие Арктики и нефтедобычу

— Можно я скажу гадость? Уважаемые архангелогородцы, прекрасное интервью висит в ютьюбе — Татьяна Митрова, один из лучших в мире специалистов в мире по нефтегазу, — о перспективах нефтегазовой отрасли с учетом того, что меняется в мире, включая зеленый налог Евросоюза. Посмотрите интервью. Оно абсолютно академическое, корректное, никакой антиправительственной риторики там нет. Человек объясняет, что будет через 10 лет. И после этого слышать песни, что мы на Таймыре засобачим гигантское месторождение нефти и будем ее качать с полным обнулением всех налогов и льготами незнамо сколько.

«И второе месторождение угля, и тоже будем его добывать, и всё это будет транспортироваться по Севморпути… Вызывает гомерический хохот!»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

Особенно в условиях нынешних цен на нефтегаз. Напоминаю, что с начала 2020 года примерно до августа-сентября спотовые, это текущий рынок, цены на газ уменьшились почти в четыре раза. Под вопросом все новые СПГ (производства сжиженного природного газа. — Прим. ред.), которые «Новатэк» делает на Ямале и собирается делать на Гыдане. Они убыточны при нынешних ценах на газ! Нефтедобыча на Таймыре, причем под полный ноль налогов, — это фантазии. Не получится: при 40 долларах за баррель.

Напоминаю вам ласковое слово «Штокман» (Штокмановское газовое месторождение. — Прим. ред.). Сколько лет нас этим Штокманом кормили? Мурманская область на крыльях летала: «Вот, сейчас у нас всё будет хорошо!» И где этот Штокман? Он нереализуем при нынешних ценах на газ. А «Норникель» возил и будет возить свои концентраты из Дудинки в сторону Мурманской области. Это останется. Какой-то лесовоз будет идти в небольших объемах. Усё. Расслабьтесь. И ваш великий Арктический форум… На который меня всё время приглашают, а я всегда говорю: «Спасибо, не надо, я тетенька, которая говорит правду, и меня не надо звать». Понты и пальцы веером закончились.

14

Про «Белкомур» и интеграцию между субъектами

— Я помню еще «Белкомур», который застрял еще на территории Коми и приказал долго жить. Интеграция бывает тогда, когда она объективна. Совершенно объективна экономическая инфраструктурная интеграция Москвы и Московской области. Это единая агломерация. Межсубъектная, не агломерационная, интеграция вызывает большие вопросы. Сейчас немного изменили законодательство, когда можно перекидывать деньги из одного региона на другой в инфраструктурные объекты.

«Но какой губернатор отдаст какому-то региону денежку, когда у него самого скребется по сусекам лишний рубль?»

Наталья Зубаревич, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова

Пока не будет мощного интереса что-то делать вместе… Давайте посмотрим по окрестностям Архангельской области. С ненцами есть мощный интерес? Нет. Если дорога пойдет на Ненецкий автономный округ, то через Коми. Это просто география. С Карелией есть? Да как-то нет. С Вологодской? Так есть уже Северная железная дорога, автодорога. А что еще? С Коми? Ну отводка есть «железки» на Коми. И вот, когда вы начинаете реестр смотреть: что еще интегрировать? Одну периферию с другой? Ну да. Но где экономический эффект?

Есть такой удивительный город Москва. С феноменальным бюджетом до кризиса 2,6 триллиона рублей. У вас — 108 миллиардов. У вас — миллион человек (население. — Прим. ред.), в Москве — 12 с копейками. И Москва интегрируется со страшной силой. И откуда-нибудь из Кремля позвонят или из Минфина, она тут же то три, то четыре миллиарда подкинет, то Севастополю на парки. То Махачкале на благоустройство центральной площади. Это, знаете, как называется? Предложение, от которого вы не можете отказаться. Вот такая интеграция у нас есть. Напрямую раскулачить Москву нельзя. Но сделать предложение — ведь 3–4 миллиарда для Москвы ни о чем — можно. Такое легкое раскулачивание Москвы. А реального объединения на общих интересах нет.

15

Напутствие северянам

— Мы вошли во вторую очередь коронавируса. Дай бог, чтобы Архангельской области хватило мощности больниц, навыка и профессионализма врачей. Дай бог, чтобы мы через всё это прошли. Я бы сказала так. Пока пейзаж этой битвы не внушает большого оптимизма, но тем не менее наша страна проходила через много чего, выберемся мы не только из ковидной ямы, выберемся мы и из этой феерической ямы сверхвертикали. Только тогда регионы будут жить лучше. Я надеюсь до этого дожить.

оцените материал

  • ЛАЙК48
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!