RU29
Погода

Сейчас+11°C

Сейчас в Архангельске

Погода+11°

небольшая облачность, без осадков

ощущается как +10

0 м/c,

758мм 82%
Подробнее
USD 87,37
EUR 94,08
Политика Путин побывал в Поморье репортаж «Перед приездом барина»: как живут люди в поселке на севере России, куда вдруг секретно прилетел Путин

«Перед приездом барина»: как живут люди в поселке на севере России, куда вдруг секретно прилетел Путин

Как тут встречали президента, с чем связан его визит и в какие приключения вляпались мы

В этом поселке патриотично всё. Даже дым...

Октябрьский — небольшой поселок на Севере России, куда 10 февраля прилетел Владимир Путин. Устьянский район в шутку называют «государством в государстве»: относительно других по Архангельской области он очень даже благополучный. Всё тут держится на местном лесопромышленном комплексе, у которого, правда, начались большие проблемы на фоне событий в мире. Так вышло, что мы отправились в Октябрьский, когда федеральные власти еще не сообщили, куда именно собирается президент: «один из регионов», вот и вся информация. Когда мы были уже в пути, стало известно, что у нас с Владимиром Путиным один маршрут, и, кажется, мы даже приедем раньше. Рассказываем, как в патриотичном рабочем поселке ждали спасителя. Что именно он прилетел спасать. И как мы встретились с ним взглядом... в местном отделении полиции (где висел его портрет).

Закрытые гостиницы и страх ковида

Из Архангельска мы добирались в Октябрьский почти восемь часов: регион большой, в некоторых удаленных уголках даже местная власть не может бывать часто, что уж говорить про гостей федерального уровня. Был риск тут не оказаться: всего две автокомпании, места в микроавтобусах занимают моментально. Нам это удалось, и обошлось путешествие из Архангельска до Октябрьского в 2000 рублей — примерно за столько же иногда можно улететь в Питер или Москву...

Всё жилье в Октябрьском оказалось забронировано. Еще до 10 февраля просто нереально было заселиться ни в гостиницы, ни даже снять квартиру на интернет-сервисах! В отеле «Сова», к примеру, где припарковался автобус федеральных журналистов, все номера оказались заняты. Администратор, хитро улыбнувшись, подтвердила, что в эти дни особый спрос. Местная жительница Елена, которую мы встретили на улице, рассказала, что в «Сове» «сидят на самоизоляции»:

— У подруги муж там. А вообще всегда заметно, когда ВИПы приезжают, — все об этом говорят, поселок маленький (в прошлом месяце тут был помощник Путина. — Прим. ред.)

В муниципальной гостинице «Октябрьская» даже с администратором поговорить не удалось: на двери висело объявление за подписью главы округа о том, что гостиница закрыта со 2 по 10 февраля для «муниципальных нужд».

В местные гостиницы было не заселиться еще задолго до визита президента

Рядом для пущей убедительности — еще одно объявление, но уже не документ, а листок с подписью от руки.

Мы как журналисты просто обязаны были позвонить по указанному номеру

Так мы в третий раз узнали, что гостиница со 2 по 10 февраля «закрыта на спецобслуживание». Рядом с нами завораживающе долго чистил от снега одно и то же место экскаватор.

Пока мы стояли у гостиницы, мимо проехали десятки снегоуборочных машин. В том числе не только техника Устьянского лесопромышленного комплекса, но и КАМАЗы с надписями: «Новые дороги Единой России». Рад за «Единую Россию», очень ждем такие лозунги и активность в Архангельске... Может, коммунальщики с района проведут мастер-класс городским?

Столько снегоуборочной техники мы давно не видели
Белый снег, синий трактор, красная мигалка. Оно само так складывается

Пока мы восхищались старанием экскаваторщика, из гостиницы вышел мужчина. В беседе с ним мы восхищались уже и богатством могучего русского языка. Поинтересовались, как ему удалось попасть в закрытую гостиницу. Он нам всё доходчиво объяснил:

— Там карантинщики сидят. Там *** [нехорошие люди] всякие приезжают, **** [е-мое]. Ну, ***** [блин], знаешь, как это у нас на России, *** [блин], заведено, *** [е-мое], что перед приездом барина, *** [е-мое], начинается уборка. Вот такая ситуация. В принципе, как бы относительно с другими районами в Устьянах всё-таки как-то это, — барин свое дело делает. А в Березнике были? В Березнике там вообще как бы это, *** [блин], другая цивилизация, *** [нахрен]. Я с деревнями сравниваю, *** [е-мое], такая фигня! У меня там [в гостинице] товарищ на карантине, я сейчас помогаю, его робу отношу и вещи у него забираю. Там пускают. Короче, приходит охранник или администратор, он открывает и уходит, я захожу, там у них лампа флуоресцентная, *** [е-мое]. Такая тема, *** [е-мое]. Сам в шоке, *** [е-мое]. Там как бы такие, более руководящие звенья, средние механики, всё такое.

Видимо, один из страхов — через несколько рукопожатий и выдохов заразить Путина. Из собственных источников нам стало известно, что за несколько дней до 10 февраля в Октябрьский приехали и заселились водители администрации Архангельской области. Всё это время они были на карантине и даже не знали, в чем суть их командировки. Приезд президента оказался максимально секретным. Поэтому люди до последнего не верили, что он приедет, — об этом сообщили резко, открытой аккредитации для СМИ не было, — поэтому было забавно наблюдать за комментариями северян в Сети.

Поначалу даже у самых красноречивых комментаторов на 29.RU пропали слова

Октябрьский — «на ушах»!

Последний раз Владимир Путин был в нашем регионе шесть лет назад. Тогда в Архангельске он вел диалог с разными странами по теме Арктики. А в этот раз искал в Поморье ответ на вопрос, что делать, когда эти страны — больше не партнеры. Европейский рынок отвалился, и это особенно ударило по лесной отрасли страны. Владимир Буторин, генеральный директор местного предприятия, — Устьянского лесопромышленного комплекса, — еще в декабре 2022 года открыто заявил о проблемах лесной отрасли в условиях санкций. Пришлось сокращать людей, производство снизилось, появился риск остановки заводов, то есть это был уже крик души:

— Уважаемые руководители страны! Все лесопромышленники с марта написали сотни писем в различные инстанции с просьбой о помощи. У меня на столе лежит огромная папка, куда мы только не обращались. К сожалению, реальных решений на сегодня нет. Если помощи государства не будет в ближайшее время, большинство лесопромышленных предприятий вынуждены будут закрыться, а тысячи человек в глубинке потеряют работу, и другую работу им найти будет невозможно.

«Давайте что-то сделаем для лесопромышленного комплекса, иначе потом будет поздно»

Устьянский лесоперерабатывающий завод построен в 2011 году, современное предприятие занимает территорию в 40 гектаров. Устьянский семеноводческий комплекс — один из шести центров по воспроизводству леса в России. Здесь ведется весь цикл подготовки посадочного материала — от просушивания шишек до закаливания молодых деревьев.

Когда мы приехали в Октябрьский, чтобы узнать, а как тут, в рабочем поселке, живут люди, журналистской проблемой оказалось то, что у местных... проблем нет. Правда! Мы хорошо представляем общение с народом на улице о главных болях — за этим не надо ехать далеко, достаточно отойти чуть дальше от центра Архангельска на окраину или поехать на его острова. А тут нет обиды на власть, нет жесткой критики, а максимальная боль звучит примерно так: «Ремонт у нас сделали, но как-то без души»...

Единственное, что люди чувствовали, когда мы приехали, — это масштабную суету перед прилетом президента. И, конечно, тревогу, — чего ждать глобально в лесной отрасли? Хорошего или плохого?

— А в Октябрьском знают, что завтра Путин приезжает? — спрашиваем мы 9 февраля у местной жительницы.

— Да.

— Давно?

— С обеда примерно. Уже машины всякие приехали. Чистят снег везде — не пройти мимо грейдеров. Чинят свет. Камеры всякие вешают. Вроде, завтра в том здании, где они будут заседать, даже никто работать не будет!

Непривычно мало снега для Архангельской области

Местные рассказали нам, что в последнее время над поселком стали часто летать вертолеты. А еще тут «понаставили необычно много гаишников», как заметила одна местная жительница.

«Последние пару дней весь поселок на ушах!»

Еще один житель поселка рассказал, что на приезд президента здесь возлагают большие надежды.

— Давно живу в Октябрьском. Всё тут очень сильно зависит от УЛК. Сейчас важно помочь предприятию. Разные настроения в народе. Даже пронесся слух, а не закроют ли еще чего? Как тогда жить? Где работать? А не сократят ли? Но я не думаю, что президент приезжает, чтобы что-то закрыть. Наверное, наоборот, есть какие-то перспективы, меры поддержки — это и будут обсуждать, иначе было бы странно на негативе строить его визит. Конечно, все ждут какой-то стабильности в эти сложные времена. Что будет с лесной отраслью? Я бы обратил внимание не только на наш рабочий поселок. Пусть бы Владимир Владимирович посмотрел, как вымирают наши деревни и деревни по области. Показать бы ему еще и это.

В общем, 9 февраля в Октябрьском навели ту еще суету. Вертолеты в небе, десятки гаишников на земле (да, не на снегу, потому что его весь вывезли). У старшего поколения приближающийся приезд президента вызывал трепетное благоговение. Одна пенсионерка строго-настрого запретила упоминать ее имя и уже тихим голосом предположила, что «приезжает кто-то из верхних», а потом многозначительно посмотрела на небо.

Вторая, узнав от нас, что Путин посетит Октябрьский, воскликнула: «Как бы не сбиться с ног от этой новости!» Хотя, может, она это сказала, потому что в тот момент мы находились на шатающемся обледеневшем подвесном мосту в Шангалах. Кстати, если кто-то из ответственных чиновников это читает: если что, зимой мост тоже нуждается в содержании!

В Шангалах мы оказались, потому что снять жилье в Октябрьском так и не получилось. Чудом достался нам свободный домик в Малиновке, что примерно в 12 километрах от рабочего поселка. В автобус на Шангалы зашел сотрудник УЛК. Водителю и кондуктору он сообщил, что завтра, 10 февраля, у него выходной, мол, на предприятии никого не будет.

— Слышала, Путин завтра приезжает, — продолжила тему кондуктор. Собеседник из УЛК с улыбкой сказал, что это всё неправда, но кондуктор возразила:

— Не зря же приехало столько ФСБ, ФСО и гаишников! По телевизору сказали, что он приедет, а по телевизору врать не станут! Я бы трезвая подошла, рассказала бы, как тут всё живется.

— Хорошо же живем! — возразил мужчина.

— А что хорошего?.. — вздохнула женщина, и выяснить, что хорошего, не получилось — мы как раз приехали на ночевку.

А еще в Октябрьском всё еще стоит елка и чувствуется праздничное настроение
А УЛК, куда в итоге приехал Путин, тут для всех местная мини-версия Кремля — от этого предприятия зависит всё
Еще в Октябрьском мы зачем-то сфотографировали это знак, и еще не знали, какие нас ждут приключения 10 февраля

Как мы смотрели в лицо Путину в отделении МВД

Утром мы доехали до Октябрьского и решили поискать в поселке случайных собеседников. Поселок показался нам чистым, ухоженным, немного пустынным.

В ожидании Путина жизнь тут не замерла, всё как обычно — будничные дела
Автомобилей мало, уличных животных нет, а это домашний пес на прогулке

Чаще всего прохожие говорили нам, что их тут всё устраивает. Садиков хватает, дома в нормальном состоянии, дороги делают — не к чему придраться.

На улицах мало людей — утро
Но уже заметно, как много полиции

Если коротко — тут реально другой мир. Может, и не сказочный, но и далеко не мрачный. Разве что в больницах, по наблюдению жителей, не хватает персонала — сложно записаться к врачу. И это чуть ли не единственное, что роднит это место со всей Архангельской областью:

— Не хватает народу. Очереди, — рассказала местная жительница, сотрудница аптеки. — Я болела тут два месяца, и мне было проще записаться в Вологду в платную клинику, чем сюда к нам, к лору. Там была запись за 2–3 недели. Я работаю в аптеке и знаю, что, когда открывается запись у врача, регистраторы звонят знакомым, которым нужны талоны. К стоматологу тоже ездим в клинику Вельска, два раза в год. Один раз мне удалось записаться к лору. Проверили — якобы всё нормально, но потом я съездила в Вельск к лору, и он сказал, что если бы еще потерпела, был бы абсцесс. Промывания не делают, физиотерапии тоже нет. С начала года много народу умерло: умерла медсестра, у нее было что-то с сердцем, и просто потому, что здесь не было УЗИ сердца, плохо ей стало. Даже чтобы сдать анализы, все ездят в Вельск и в Вологду.

Тот самый скользкий мост в Малиновке, на котором мы сообщили местной жительнице про визит Путина

В Октябрьском мы заметили много силовиков, по ощущениям, часть из них была в гражданском. Напряжения мы не чувствовали, некоторые из них шутили, были в хорошем расположении духа, а к нам вопросов ни у кого не возникало. Но это поначалу.

Было много автомобилей с правительственными номерами и людей в форме

На пути в Октябрьский мы видели посты ДПС, полицейские машины, разъезжающие туда-сюда. Делить трапезу в кафе «Клюква» тоже пришлось с силовиками — кажется, кто-то из ФСБ и из полиции. Там, кстати, в «Клюкве», тоже всё стояло вверх дном: сдвинули столы для общего застолья, бегали официанты. А на двери висело объявление, что с 12 до 16 часов кафе закрыто на спецобслуживание. Персонал с волнением обсуждал гостей «из Москвы» и беспокоился, успеют ли они всё подготовить.

Для москвичей — клюква!
Тут точно ждали кого-то важного
Вид из окна «Клюквы»

На улице мы услышали вой сирены: по встречной полосе неслась машина ДПС, буквально заставляя прижаться к обочине все встречные машины. А после ехал кортеж из автомобилей с тонированными стеклами, который замыкала пожарная машина (накануне мы как раз видели, как у местной пожарной части тщательно намывают пожарные машины).

В итоге насчитали 12 автомобилей с тонированными стеклами

Мы решили сделать пару адресных планов главного предприятия, от которого так зависят местные жители, — разумеется, у нас не было цели попасть на его территорию. Для журналиста без аккредитации пойти к Путину — это то же самое, что в кино без билета. Я об этом знаю хорошо, потому что такие публичные аккредитации проводились на Арктическом форуме с участием президента в Архангельске, да и в Москве, когда я ездил на пресс-конференцию Путина, тоже пришлось заранее получить допуск. А в этот раз всё организовали в условиях секретности, и попали внутрь только СМИ, работающие на власть.

Итак, мы вызвали такси, чтобы подъехать к УЛК и со стороны снять общие планы.

Пост ГАИ на пути к УЛК был, но нас никто не остановил, и мы спокойно продолжили путь

Когда выехали на отворотку к терминалу, всё мое внимание приковали пожарные машины — неужели ЧП? Убедившись, что ничего не горит, я посмотрел по сторонам. То, что я принял за активно используемую работягами парковку, оказалось парковкой, забитой Росгвардией, полицией, снайперами, ФСБ. А водитель продолжал ехать прямо ко входу в УЛК.

«И тут я почувствовал, что мы приближаемся прямо в раскинутую ловушку. В глотку к акуле, разинувшей пасть»

Постояв минуты две, дождавшись, пока мы насобираем мелочи, таксист развернулся и спокойно уехал. А мы — попали в руки к силовикам.

Конечно, все меры по безопасности оправданы — ждут президента

Представляю, как это выглядело со стороны правоохранителей.

Дорогущее мероприятие: летающие вертолеты, неделя спецобслуживания в гостиницах, проживание огромного числа сотрудников со всей области, остановка терминала на день, уборка снега, повсюду посты ДПС. У КПП целый штаб — и муха не проскочит! И тут в этом царящем порядке и абсолютном контроле на уровне максимальной безопасности среди машин с темными стеклами, важных на федеральном уровне людей и толпы силовиков невозмутимо появляется белая «Лада»... Что там внутри, террористы?? Террористы медлят. Террористы считают мелочь. Террористы выходят из машины. Террористы оказываются двумя молодыми людьми с ошалелыми глазами, которые направляются подальше от КПП.

Далеко уйти не получилось — нас окликнули, забрали документы, сказали зайти в здание, выйти из здания, затем снова зайти... Воцарилась суматоха — никто с двух сторон не знал, что делать. Какой-то мужчина в гражданском, к которому обращались как к «генералу», подошел, видимо, к главному по ГИБДД, и стал спрашивать, как они допустили, что так близко к Путину может приехать такси.

«Я подумал, что, возможно, от президента хотят скрыть факт существования такси. Или факт существования неправительственных журналистов»

Пока нас задерживали, к КПП как по иронии судьбы подъехала «Газель» телеканала «Россия» и уместные журналисты пошли внутрь. А нас же повели в «Газель», набитую омоновцами. Некоторые были в балаклавах, кто-то с Z-шевронами.

В «Газели» меня узнали: «Твоя фамилия Вареник?» — «Он бегал, снимал митинги Навального!» (Тут я надеюсь, что мои фанаты будут рады, что попали в мой репортаж. Передаю им привет!) Один из мужчин в «Газели» продемонстрировал чудеса стендапа и пошутил, что мой длинный ноготь на указательном пальце (использую его для игры на гитаре) нужен, чтобы «нюхать порошок». К сожалению, соль шутки я не понял. Может, это отсылка на то, как во время обыска у меня нашли гипс, приняв его за наркотики?

Половина сидящих в «Газели» решила мной покомандовать: один говорит снять куртку, второй велит показать содержимое карманов, третий требует отдать телефон, четвертый забирает документы, пятому не нравится поза, в которой я стою. Досмотр куртки проходил странно: омоновец потребовал показать содержимое карманов, ограничившись только тем, который был ближе к нему. Когда у меня забирали перцовый баллончик, который я забыл вытащить из кармана в Архангельске, один из мужчин предложил применить при этом на мне силовой прием. Мораль: храните перцовые баллончики в карманах, которые расположены подальше от силовиков.

У фотографа Антона, с которым мы работали в паре, отобрали телефон и удалили там файлы. Один из силовиков вцепился в его руку и не хотел отпускать. По всей видимости, ему не хватало близости и тепла. Подозреваю, что после нашего появления в этой зоне заглушили сигнал: у КПП я успел написать главному редактору, что нас задерживают, но уже через 15 минут связи не было совсем. После не очень дружелюбного общения с силовиками нас передали полиции. Как я понял из разговоров, это приказал сделать лично заместитель начальника УМВД по Архангельской области Александр Якушев.

В отделении мы пробыли долго. В 13 часов я с сожалением посмотрел на часы — эх, не успели поинтересоваться у московских гостей, как им еда в кафе «Клюква». Около 11:20 нас приняли у КПП, и только около 16:50 мы наконец вышли из отделения.

Как нам объяснили по итогу, нас не задерживали, мы фигурировали как свидетели по 20.17 КоАП РФ, — проникновение на режимный объект.

Увидеть Путина мы и не рассчитывали. Но увидели. Во время опроса на меня смотрел Путин и улыбался — на стене в полиции висел его портрет. Под портретом — буква Z из георгиевской ленточки и флаг России. А по потолку пустили плющ. Мне задавали вопросы, угощали леденцами, а в конце даже вернули перцовый баллончик! Вот что значит гостеприимство. Устьянский край — широкая душа!

Во время опроса у полицейских возникли претензии по поводу нашего селфи на фоне стенда с информацией в дежурной части. Ведь это не просто стенд, а режимный стенд! Пришлось удалять — угрожали забрать телефон и возбудить административку. Кстати, в полицию вызвали и таксиста. Бедолага подтвердил, что мы не просили его высадить нас у КПП, а он не заметил силовиков, потому что тоже смотрел на отполированные пожарные машины. К тому же он каждый день останавливается у этого КПП, и никаких проблем раньше не было.

Выйдя из участка, мы отправились продолжать работу над репортажем. А где еще это делать, как не в лучшем ресторане поселка? (Средний чек — 300 рублей, к слову.) Там нам снова удалось увидеть Путина — сначала в зале показывали «Первый канал» под аккомпанемент русской попсы, но во время репортажа из Октябрьского музыку вдруг выключили. Половина людей в зале встали и прильнули к экрану телевизора.

И снова Путин! Про нас, северян, говорит!

До поезда оставалось всего несколько часов, пора бы подводить итоги об Октябрьском, и это непросто: тщательнее всего мы изучили местное отделение полиции.


И всё же я рад, что успел познакомиться с местными жителями — и рабочими УЛК, и пенсионерами, и молодежью. Всем им одинаково важно, чтобы их поселок процветал, чтобы у Октябрьского были перспективы.

Как отметила одна из наших собеседниц, «процентов 40 жителей зарабатывает хорошо».Если не брать УЛК, всё тут очень похоже на жизнь в других поселках Архангельской области, да и России, где подобные предприятия уже закрылись. Кроме лесной отрасли тут работают в «Магните» — продавцом, бухгалтером. Некоторые на свой страх и риск открывают бизнес (недавно в поселке появился центр йоги). Разумеется, делают «ноготочки и ресницы». Кадровый голод испытывает разве что местная больница.

Еще тут проводят конкурс «Лесоруб XXI века», на который съезжаются со всего региона. Развивают туризм и спорт — есть горнолыжная база, проводят различные соревнования. На улице мы встретили тренера хоккейной команды из Нового Уренгоя. Тренер Эдуард рассказал, что их команда вместо гостиницы «Октябрьской» из-за спецобслуживания расположилась в общежитии:

— Регион нам неожиданно понравился.

«Мы думали, что здесь тмутаракань, необжитое место, так скажем»

Да, в поселке однозначно чище, уютнее, чем в подобных по области, однако несмотря на благоустройство и отсутствие ярко выраженных проблем, молодежь так же уезжает. Они выбирают Москву, Ярославль или Архангельск. Тенденции те же.

Уже из новостей редакции я узнал, что президент выразил желание помочь местному предприятию УЛК. Что ему провели закрытую персональную экскурсию. Что он потрогал поморские шишки. Что он сказал, как поддержат лесную отрасль в ситуации, когда отвалился европейский рынок.

Президент осмотрел лесопильный цех и лесной селекционно-семеноводческий центр, а также ему показали процесс обработки шишек

Что ж, посмотрим, как пойдет игра с новыми правилами. Наверно, это неслабо обнадеживает Октябрьский, большая часть населения которого работает в лесной сфере.

Мы свои шишки тоже набили, теперь нам пора в Архангельск. А Путину — по своим делам со всем своим бдительным сопровождением. А как без него — вдруг к нему кто-нибудь подъедет на такси?

До новых встреч, Октябрьский

Обо всём важном и интересном мы рассказываем на площадках 29.RU в соцсетях. Самое активное обсуждение местной и федеральной повестки, подробности, фото и видео — в сообществе во «ВКонтакте», самые оперативные новости — в канале в Telegram.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Цены на рынке зависят от того, как вы выглядите». Турист рассказал, чем Абхазия встречает гостей в этом сезоне
Алексей Петров
Внештатный корреспондент
Мнение
Чем разнообразить стол, если не любишь помидоры и огурцы — советы диетолога
Татьяна Рыкалова
Мнение
Почему не надо ехать на Байкал. Непопулярное мнение местного жителя о том, что не так с великим озером
Виктор Лучкин
журналист
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Рекомендуем
Объявления