28 октября четверг
СЕЙЧАС -6°С

«Сложно оставаться вежливой». Журналист стала кондуктором, чтобы узнать, кого так часто ругают пассажиры

Она честно описала, как это сложно — работать в переполненном автобусе

Поделиться

Корреспондент 29.RU Валерия Богатырёва захотела проверить, сможет ли она работать кондуктором

Корреспондент 29.RU Валерия Богатырёва захотела проверить, сможет ли она работать кондуктором

Поделиться

Журналист 29.RU сменила профессию на кондуктора для репортажа

Одно из самых конфликтных, пожалуй, общественных мест — транспорт. И до коронавируса в автобусах было противостояние между пассажирами и кондукторами, а с введением масочного режима началась новая эпоха — с драками на этой почве. Качеством перевозок довольны не все, особенно на фоне повышения стоимости проезда. Люди жаловались на переполненные пазики и сорванные рейсы. Часто на критику этой сферы и участившиеся разборки в автобусах мы смотрим как пассажиры. Чтобы оценить ситуацию объективно, пообщались о проблемах транспортной системы в Архангельске с работниками этой сферы, и более того — сами решили отработать смену кондуктора. Мы проехали два рейса на маршруте № 31 «Областная больница — Цигломень» и ощутили на себе все сложности этой работы.

«С ужасом представила, как буду пробираться сквозь толпу»

Конечно, так просто в автобус меня никто не пустит, но выучилась я, если так можно сказать, экстерном. Перед тем как приступить к своему первому рейсу, я прошла экспресс-инструктаж. Сотрудники компании «Архтрансавто» рассказали мне, что будет входить в мои обязанности, дали ознакомиться с правилами для кондукторов и показали, как пользоваться терминалом и валидатором. Последний нужен для считывания льготных карт пенсионеров. Обычно начинающие кондукторы проходят более серьезную подготовку, а уже потом их отправляют в самостоятельное плавание. Но мой случай — особенный.

Меня попросили не выходить из одной двери в другую, когда в салоне много пассажиров: «Автобус может уехать без вас». А я с ужасом представила, как буду пробираться сквозь толпу, — наверное, самый большой мой страх завтрашнего дня.

Работать мне всего часов пять, и вероятность того, что в мою смену произойдут какие-то конфликтные ситуации, — очень мала. Но я всё равно спросила, как действовать в тех или иных случаях. Например, если пассажир отказывается надевать маску. Как мне ответили, проще попросить его это сделать или потребовать, чтобы он покинул автобус, чем останавливать рейс и вызывать полицию. Но надеюсь, до этого не дойдет.

Самым главным было — научиться пользоваться терминалом

Самым главным было — научиться пользоваться терминалом

Поделиться

Вообще мне повезло — не придется учить тарифные зоны, так как на 31-м маршруте их не выделяют. Это когда плата за проезд на автобусе зависит от того, как далеко ты едешь. А еще большой плюс в том, что Северодвинский мост с этого дня открыт после двухнедельного ремонта. Но, как выяснилось позже, не такой это и плюс. Но об этом потом.

Маски, ремонт ж/д моста и случай в Цигломени

Мой рабочий день начался в 6 утра. Для меня взяли самый поздний график, чтобы я подольше смогла поспать. Самый ранний рейс начинает выезжать уже в 05:10. То есть кондуктору нужно уже в 04:30 быть на месте, чтобы получить все документы, терминал и пройти медосмотр. Только потом можно приступать к работе.

Подъехал автобус, на котором мне предстоит попробовать себя в роли кондуктора-стажера. Моя задача на сегодня — принимать оплату за проезд у пассажиров. На языке водителей и кондукторов это звучит как «обилечивать». Познакомилась с кондуктором Эльвирой Беспаловой, она будет меня курировать. До начала первого рейса оставалось немного времени, и я решила пообщаться со своей наставницей.

Эльвира работает кондуктором уже 15 лет и менять профессию не собирается — ее всё устраивает. Зарабатывает Эльвира в среднем 30 тысяч рублей, зарплата зависит от количества рейсов и выручки. Сейчас она ездит на двух маршрутах: № 31 и 12. Ее муж Александр работает на них водителем, поэтому они вместе не только дома, но и на работе.

В Архангельск Эльвира приехала из Каргополя, поэтому самым сложным в начале работы для нее было выучить маршрут незнакомого города

В Архангельск Эльвира приехала из Каргополя, поэтому самым сложным в начале работы для нее было выучить маршрут незнакомого города

Поделиться

На работе Эльвира и Александр стараются поддерживать друг друга

На работе Эльвира и Александр стараются поддерживать друг друга

Поделиться

Я спросила у Эльвиры, как сейчас, в разгар третьей волны пандемии, ведут себя пассажиры.

— Сейчас стало как-то поспокойнее. Мне кажется, люди уже привыкли к этим маскам. Иногда бабушки садятся, говорят: «Ой, я масочку забыла». Приходится выдавать. Стараюсь не конфликтовать ни с кем, от одной маски, как говорится, не убудет, — с улыбкой ответила она.

Без маски в автобус тебя не пустят — такова сегодняшняя реальность

Без маски в автобус тебя не пустят — такова сегодняшняя реальность

Поделиться

Эльвира уже успела с утра обсудить с коллегами открытие железнодорожного моста. Говорят, что сделали хуже, чем было, — на местах, где ремонтировали швы, появились выпуклости. А еще на спусках сделали «лежачих полицейских». Всё это будет тормозить движение, уверена Эльвира:

— Водители автобусов не в восторге, частники — то же самое. Наделали «лежачих полицейских», что теперь приходится притормаживать. А если ехать с большой скоростью, можно подлететь. Легковушкам еще неудобнее. Вот сегодня первый день. Посмотрим, что там будет. Раньше ездили через мост, там железо торчало. Естественно, пробки были из-за этого — невозможно ездить, не притормаживая.

Выпуклости на швах — это <a href="https://29.ru/text/transport/2021/06/29/69997130/" class="_" target="_blank">защитные конструкции</a>. Они необходимы, чтобы дать возможность застыть бетону в местах ремонта

Выпуклости на швах — это защитные конструкции. Они необходимы, чтобы дать возможность застыть бетону в местах ремонта

Поделиться

Решила спросить про случай на 31-м маршруте в мае, когда кондуктор сначала матом начала кричать на пассажирку, не заплатившую за проезд, а потом головой вниз выволокла ее из автобуса.

— Я с этим человеком общалась, мы встречались на работе. Когда я не работала, бывало, что муж с ней на смене был. Мы были просто в шоке и не подумали бы, что она могла это сделать. Не знаю, что такого могло с ней случиться, — рассказывает Эльвира, удивляясь.

Про себя кондуктор сказала, что никогда никого не выводила из автобуса и не останавливала рейс, дожидаясь полиции. Глядя на Эльвиру, сразу понимаешь, что человек неконфликтный и умеющий адекватно разрешать любые споры с пассажирами. Она спокойно разговаривает о трудностях своей работы и не жалуется на них.

Наверное, только с такой выдержкой, как у Эльвиры, стоит идти в эту профессию

Наверное, только с такой выдержкой, как у Эльвиры, стоит идти в эту профессию

Поделиться

Мои размышления вдруг прервал громкий звук мотора.

— Поехали? — обратилась Эльвира к мужу.

И мы зашли в автобус.

«Радовалась, когда люди протягивали карты, а не купюры»

Я была одета в ярко-синюю жилетку, на шее висел бейджик и терминал, на поясе — черная сумка с мелочью и купюрами для размена. На лице маска, руки в перчатках. Вот такое снаряжение. В кармане у меня был диктофон — это уже по части журналиста.

Не сказала бы, что мне было удобно в этом всём

Не сказала бы, что мне было удобно в этом всём

Поделиться

Зашли первые пассажиры. Для меня было странно ходить по салону и обилечивать людей с видом, будто это привычное для меня дело. Принимать оплату за проезд по карте действительно очень просто. С наличными посложнее — нужно и посчитать, и при необходимости сдать мелочью, а в перчатках это делать не совсем удобно. Но вроде справилась.

Каждый раз мысленно радовалась, когда люди протягивали карты, а не купюры

Каждый раз мысленно радовалась, когда люди протягивали карты, а не купюры

Поделиться

Многие спрашивали у меня, открыли ли железнодорожный мост. А мне в свою очередь приходилось напоминать некоторым пассажирам о масках — они заходили в автобус без них и не спешили доставать, словно забыв о масочном режиме.

Моя коллега: «Очень часто детишки запрыгивают и прячутся»

В 6–7 утра на 31-м маршруте людей немного, почти весь рейс автобус был полупустым. Поэтому у меня появилось время задать Эльвире еще несколько вопросов о ее (и, выходит, временно своей) работе.

— Как справляетесь в толпе, пробираетесь через спины и локти людей?

— Да уже привыкла. Некоторые пассажиры уже как-то сами приучены передавать за проезд, если ты стоишь, например, посередине салона. Лишний раз толкаться их самих не устраивает, и они передают. Ну или сама просишь. Когда совсем много людей, приходится перебегать из двери в дверь или проталкиваться. Сложно в полном автобусе и с теми, кто оплачивает проезд по карте или смартфону, куда она встроена. Они не будут их передавать, это же не мелочь. Очень часто детишки запрыгивают и прячутся.

— А это что?

— Это (показывает на рулон билетов. — Прим. ред.) на случай, если с терминалом может что-то случиться. При таком раскладе извиняемся перед пассажирами и принимаем оплату только наличными. Но при мне терминал еще не отказывался работать.

Терминалы надежные, а еще с ними удобнее. Но есть другая проблема. Если человек расплатился картой, на которой недостаточно средств, банк автоматически помещает ее в так называемый «стоп-лист». И несколько дней этой картой нельзя оплатить проезд, даже если там есть деньги, — терминал ее принимать не будет. Из-за этого было много конфликтов. Некоторые люди не понимают, что это не вина кондукторов и перевозчиков.

— Сейчас многие уже наслышаны об этом, поэтому конфликтных ситуаций стало меньше, — рассказала Эльвира.

Когда мы подъезжали к мосту, пробки не было, но на другой полосе она уже начала образовываться. Рано утром в автобусе спокойно. Кто-то смотрит в окно на проносящиеся мимо луга Заостровья, кто-то еще не проснулся и, поникнув головой, как тряпичная кукла движется по инерции. Так мы и доехали до конечной, каждый в своих мыслях.

Время в автобусе часто проводишь наедине со своими мыслями

Время в автобусе часто проводишь наедине со своими мыслями

Поделиться

«Сорвали с себя маски, чтобы подышать»

— Да, дороги здесь (в Цигломени. — Прим. ред.) убитые, — заметила Эльвира при выходе из автобуса.

Мы буквально сорвали с себя маски и перчатки, чтобы подышать свежим воздухом. Не представляю, как кондукторы работают в этом, когда на улице 30 градусов. Кстати, последнюю тридцатиградусную жару в Архангельске Эльвира с мужем не застали — они отдыхали в Адлере.

— А вообще в жару тяжело работать?

— Когда как. На этих маршрутах (№ 31 и 12. — Прим. ред.), когда Северодвинская трасса, Талажское шоссе — там всё равно какой-никакой обдув. С люками бывают проблемы. Вчера, например, ездили — два люка были открыты, и всё хорошо. Одна женщина попросила закрыть. И начинается: одной жарко, другой холодно. Там уже думаешь, как бы в конфликт не попасть. Другая проблема: некоторые потихоньку люки прикрывают, а другие так, что раздается резкий хлопок. Даже водители пугаются.

— Потому что думают, что в аварию попали?

— Да. Некоторые автобусы еще старые — люки в них потише закрываются. А вот на новых открываешь, и очень сильный шлепок, — вздрогнула кондуктор.

Нашему автобусу еще нет и года — он считается новым

Нашему автобусу еще нет и года — он считается новым

Поделиться

Смотрю, как водитель Александр оттирает грязь на капоте тряпкой.

— Вы так заботитесь о чистоте.

— Ну конечно, нам же работать на них!

Мы решили последовать его примеру. Эльвира пошла подметать салон, а я взяла тряпку и моющее средство и начала протирать поручни. Это необходимо делать перед каждым новым рейсом — таковы правила.

«В час пик нервы уже начинали сдавать»

Собираемся выезжать в сторону города. Это было в районе 8–9 часов. На первой остановке зашло очень много людей, и я не сразу поняла, что происходит. Все сидения уже были заняты за считаные секунды. Пока я пыталась обилетить всех зашедших пассажиров, на следующих остановках стало прибавляться всё больше людей. И за несколько минут автобус набился битком.

Примерно так я и отреагировала, когда в автобус зашла толпа людей

Примерно так я и отреагировала, когда в автобус зашла толпа людей

Поделиться

Я стояла на задней площадке, прижатая спинами с трех сторон. Ноги болели жутко, всё тело было в напряжении, руки потели под перчатками. Кое-как пыталась брать у людей деньги и подносить терминал к картам, при этом сохраняя равновесие. Но выходило очень медленно и неуклюже. Стоящей рядом женщине я случайно заехала указательным пальцем по лицу, сломав об нее ноготь.

Один пассажир дал мне 500 рублей. Сдачу я ему сдавала, по ощущениям, целую вечность — еще и 100 рублей не досчитался, на что он мне вежливо указал. Вообще даже в час пик никто из пассажиров мне не грубил, несмотря на мою нерасторопность. Может, здесь есть и моя заслуга: я извинялась, если кого-то задевала, говорила «пожалуйста», когда отдавала билет. И фразу «передайте за проезд» пыталась произносить как можно вежливее, хотя в таких обстоятельствах сложно такой оставаться.

Я не представляла, как мне протиснуться через толпу, чтобы обилетить людей на передней площадке. Я с трудом могла шевелиться, не то чтобы пройти по салону. Эльвира, видимо, это поняла и решила мне помочь, попросив передать ей терминал.

В этот момент мы попали в небольшую пробку на мосту. Освобожденная на время от работы, подслушала разговоры пассажиров — они критиковали результат ремонта моста после двухнедельных мучений на дорогах.

Зимой — гололед, а летом — пух и овода

Когда большая часть пассажиров вышла на остановке, испытала огромное облегчение. И как кондукторы проходят через это каждый день? Весь остальной путь до конечной я молчала, справляясь с маленьким стрессом, который пережила несколько минут назад.

Вряд ли я бы повторила этот опыт снова

Вряд ли я бы повторила этот опыт снова

Поделиться

— Пуха много сейчас. Грязь от него только. Зимой — гололед, а летом — пух и овода, — прервала молчаливую паузу Эльвира.

— Овода?

— Да, вчера замучилась их гонять.

Мне стало забавно от того, что мы сейчас говорим о таких, казалось бы, мелочах. Особенно после того, как совместными силами пытались справиться с толпой пассажиров. Кстати, через некоторое время овод нарушил покой одной бабушки, которая смотрела в окно. Он нагло жужжал перед ее лицом и за эту свою выходку был убит. Для этого как раз пригодился автобусный билет. Мы с Эльвирой засмеялись.

— А вы часто просите пассажиров уступить места пожилым людям или мамам с детьми? — обращаюсь я снова к своей наставнице.

— Иногда приходится. Очень редко случается, когда молодежь пятнадцати-двадцати лет уступает места. Однажды зашла беременная женщина. Я попросила молодого парня лет семнадцати уступить ей место, на что он мне нагло ответил: «Да щас!» — и так и не встал.

Немного рефлексии, пока стоит мост

Обилечивать пассажиров уже стало легче, почти дошло до автомата, но из-за непривычки быстро устаешь. Вспоминая те страшные минуты часа пик, рассказываю Эльвире о своих опасениях: вдруг будет недостача.

К концу своей смены я уже еле стояла на ногах

К концу своей смены я уже еле стояла на ногах

Поделиться

— Столько лет обилечиваю людей и всегда была уверена, что в толпе один человек да не оплатит проезд. Иногда было так, что дают вместо десятки заржавевшую двойку, — поделилась в ответ моя коллега.

Когда мы второй раз возвращались из Цигломени в город, нас ждала уже получасовая пробка на железнодорожном мосту. Пассажиры звонили по телефону и предупреждали своих собеседников о том, что опаздывают. В воздухе висело всеобщее нетерпение.

Казалось бы, открытие моста должно было всех обрадовать. Но пробки так и остались

Казалось бы, открытие моста должно было всех обрадовать. Но пробки так и остались

Поделиться

В минуты застоя, когда ничего не происходит и нужно только терпеливо ждать, я снова предалась своим размышлениям. Вот ты кондуктор, едешь каждый день по тем же дорогам, видишь из окна всё те же места. В автобусе встречаешься и тут же расстаешься с разными людьми: у всех свои проблемы, дела. Кто-то может сорваться на тебя, кому-то и ты сам можешь испортить настроение. Как я сегодня той женщине, которая ни за что получила от меня по лицу. Случайно, конечно.

Вроде бы это и рутинная, изо дня в день похожая на себя работа. Но иногда ты неожиданно оказываешься в ситуациях, когда нужно оперативно принять нужное решение. Та же Эльвира, проработав 15 лет кондуктором, на секунду, но задумывается, как решить проблему с открытым люком, когда одному пассажиру холодно, а другому жарко.

И это — лишь малая часть тех трудностей, с которыми она сталкивается каждый день

И это — лишь малая часть тех трудностей, с которыми она сталкивается каждый день

Поделиться

Мой рабочий день в роли кондуктора закончился около полудня. Я поставила подписи, сдала свое «обмундирование» и попрощалась с Эльвирой, поблагодарив ее за помощь и открытость. Для меня это был сложный, но полезный опыт.

Все вокруг постоянно ругают кондукторов: «грубые», «нервные» — я и сама так считала. Во-первых, я убедилась, что это обобщение-стереотип: есть и вежливые сотрудники, почти дипломаты! Таким под силу свести на нет назревающий конфликт. Еще бывает, пишут в соцсетях, что кондукторы «плохо пахнут», а как пахли бы вы, если за день десятки раз пролезли через толпу и обратно? Им тоже наверняка такая близость с незнакомцами не в радость, так что они такие же жертвы обстоятельств, как и мы — пассажиры. А грубость — конечно, оправдывать ее не хочется, но, наверное, выход только в том, чтобы и мы, и кондукторы стали терпимее друг к другу и мудрее, что ли: перед тем как осудить человека или оскорбить публично, что и подогревает эмоции, нужно подумать — а каким был у этого человека день? И как вел бы себя я, если этот день прожил за него.

По теме (8)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК9
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...