Город репортаж «У меня, слава богу, унитаз»: как приходится жить в поселке на окраине Архангельска

«У меня, слава богу, унитаз»: как приходится жить в поселке на окраине Архангельска

Репортаж из Южной Маймаксы, где когда-то работал 21-й лесозавод

Грязь на дорогах, лодки, погрузочные краны, деревянные дома — все это Южная Маймакса

Сколько было в Архангельске лесозаводов — и почти все из них сейчас закрыты. Но местные поселки продолжают носить их номера и хвататься за жизнь. Один из них — поселок 21 лесозавода, который расположен далеко от центра города, в Южной Маймаксе. Работы здесь мало, медпомощи и школы — нет, а некоторые дома до сих пор стоят без удобств. Мы прошлись по здешним улицам, узнали, как живут местные жители и чем они недовольны.

Обо всем важном и интересном мы рассказываем на наших площадках в соцсетях. Самое активное обсуждение местной и федеральной повестки, подробности, фото и видео — в нашем сообществе во «ВКонтакте», самые оперативные новости — в нашем канале в Telegram.

Одна из главных дорог поселка. Слева — частные домики, справа — деревянные бараки

«У половины поселка нет воды»

Хотя архангелогородцы и называют Маймаксой всё, что дальше Соломбалы и Сульфата, 21 лесозавод относится всё-таки к Соломбальскому округу (также, кстати, как и 14-й и местное кладбище). Тем не менее, здешние жители себя не чувствуют соломбальцами — здесь свой, особый мир, огороженный от цивилизации.

Взгляд на поселок с трассы, у Соломбалки

Еще до Октябрьской революции здесь работал лесопильный завод купца Николая Русанова. Затем, в советские годы, это предприятие было национализировано - так появилось название "Лесозавод № 21". Еще позже он закрылся, а на его месте открыли базу тралового флота.

Когда-то мы заезжали в поселки и деревни, которые есть на архангельских островах. На вопрос: «Что у вас есть хорошего?», жители отвечали по-разному, но все-таки у них находилось, что вспомнить и похвалить. Тут же все встреченные люди говорили: «А ничего нет». И мечтательно говорили о том, как было в прошлом.

О прошлом тут ностальгируют и в таком виде

21-й лесозавод — это несколько улиц, на которых стоят типичные двухэтажные деревяшки в несколько квартир. Вокруг них еще и множество частных домиков, от совсем небольших до целых коттеджей. При этом вода здесь есть не у всех. Люди ходят за ней на колонки, которые работают здесь свободно, без ограничений «для чужих».

Колонки работают для всех бесплатно

— У нас половина домов без удобств, — поделилась с нами местная жительница. — У меня, слава богу, есть ванная и водонагреватель. А у половины поселка нет холодной воды, на колонки ходят. У кого-то в своих домах есть бани, у кого-то нет.

«Туалеты у половины — прямого падения. У меня, слава богу, унитаз»

Жилищные условия — не единственная претензия. Недовольны люди и дорогами, и отсутствием бани, и тем, что им приходится далеко идти до автобуса. Но все равно, сюда приезжают новые жильцы — так что старожилы уже мало кого знают из молодежи.

Некоторые частные дома здесь довольно основательно сделаны

Зимой в поселке живет гораздо меньше народа, так как некоторые частные дома заселяются ближе к лету — их используют как дачи. К их владельцам у местных тоже есть вопросы.

— Есть одна проблема животрепещущая: приезжают дачники, набирают на лето кошек и собак. А потом уехали — всех оставили. И мы, как местные жители, их берем к себе. У меня сейчас пять кошек в доме. А до этого еще умерло еще пять. Ну а куда их? Животные же не виноваты.

Этот кот уже при доме

«Завод закрыли — с этого всё началось»

На самом деле, если в поселке и есть что-то хорошее, так это близость к природе. На реке Соломбалке, которая протекает рядом, очень красиво. По ней можно дойти до базы технического обслуживания Архангельского тралового флота — там стоят на причале суда, работают яркие краны. На фоне еще не растаявшего льда, это красивое зрелище. Говорят, летом сюда часто приезжают ловить рыбу.

Суда ждут, когда снова отправятся в путь

Но это для тех, кто хочет приехать сюда прогуляться и вернуться домой. А тем, кто живет здесь постоянно, хочется большего уюта и комфорта.

— Поселок изменился в худшую сторону, — объясняет нам пенсионерка Лидия Николаевна и показывает на старый асфальт под ногами. — Вот ту дорогу отремонтировали, а эту нет. Как людям ходить? И машинам неудобно ездить. Всё разрушено, доживаем в трущобах. Вон, видите, все течет, вся канализация наверху (показывает на большие лужи у деревянных домов — Прим. ред.). Так что ничего хорошего, доживаем здесь.

Придомовая территория затоплена — не только талым снегом, но и нечистотами

Кроме упомянутой базы тралового флота в поселке ограниченное количество мест для работы — практически всё это магазины. Всего их четыре — в том числе местный «Бристоль». В основном же люди едут работать «в город» — в более обжитые районы Архангельска.

— Завод закрыли — с этого все и началось, — вспоминает Лидия Николаевна. — Раньше люди на лесозаводе работали, а сейчас — кто где. Кто как сможет, туда и устраивается. Рядом с домом мы выращиваем перцы, огурцы. Раньше еще на полях у нас была картошка, но уже всё — в поля сейчас никто не ходит.

Местные жители хотели бы ездить по отремонтированной дороге

Еще один местный житель, Александр Михайлович вспоминает, что раньше рабочих мест было намного больше: была работа и для пожарных, и для воспитателей, и для поваров.

— Извиняюсь за выражение, [поселок] в говно упал! Садика нет, поликлиники нет, столовой нет — ничего нет. Пожарная часть была, сейчас тоже нет. Петушков у нас такой был — начальник завода. Он все и развалил, распродал. Хорошая столовая, хорошая баня была. Так что всё пропало.

Внутри дворов — мосточки и много труб

«Баня стоит как музей»

Столовую, о которой говорит Александр Михайлович, мы нашли на окраине поселка. Она уже давно не работает, стоит заколоченной и разрисованной граффити. О том, что здесь когда-то кормили местных жителей, говорит лишь железная вывеска.

Бывшая столовая — когда-то здесь кормили местных жителей

Отдельная боль для местных жителей, у которых нет воды в доме — отремонтированная, но при этом неработающая с 2018 года баня. Желтое здание выглядит как новое, если не считать множества матерных надписей на ее двери.

Баня — отремонтирована и... закрыта

— Баню построили, но она стоит как музей, даже не зайдешь туда, — прокомментировала ситуацию продавщица одного из местных магазинов. — Деньги вбухали, всё вбухали, а толку нет. Дети ее уже расписали всю. Когда строили эту баню, все наши дома расшатали, пока сваи вбивали, а толку от этого получилось — шиш. Ее сделали с электрической парилкой, воды не хватало, и она закрылась. Теперь стоит как истукан.

Несмотря на проблемы, здесь готовы купить домик

Некоторые — те, кто успел здесь побывать — вспоминают баню добрым словом. Пенсионерка, проходившая рядом с ней, поделилась, что она вообще не из этого поселка, но несколько лет назад тоже сюда заходила.

— Я была внутри этой бани, пару раз успела помыться. Там все хорошо было, замечательно сделали. А почему закрыли, не понятно. Ну сейчас же частное все, может просто не выгодно держать было, не знаю, — поделилась она.

Часть домов сгорела или разбирается

«Здесь вообще «жопа мира»»

В еще одном магазине замечаем группу детей — они приехали сюда на велосипедах и высматривают сладости. Продавщица говорит нам, что молодежи у них заняться, в общем-то, нечем.

Внутри одного из местных магазинов

— Детской площадки нет никакой, — говорит она. — Мы собираем подписи уже лет 15, в мэрию возим, но шиш нам. У меня уже дети выросли — я сюда их перевезла в 2003 году. Младшей было 10 лет, теперь — 30 с копейками, она уехала уже отсюда. Детям вообще нечем заняться. Детей здесь много, только им пойти некуда.

По словам северянки, все дети учатся либо в поселке Гидролизного завода, либо в Соломбале. Туда их возят на школьном автобусе.

Заняться чем-то интересным детям негде

— А цены у вас в магазине больше, чем в центре города? — спрашиваем ее.

— Ну чего смеетесь, конечно больше! — смущается она. — Тут к черту на кулички надо ехать, ни автобусы не ездят, ничего. Детей надо куда-то везти — анализы здесь нигде не сдать. Я не понимаю, почему нельзя приехать сюда и взять анализы хотя бы у маленьких детей здесь? Хотя бы раз в неделю! Открыть ФАП, я не знаю… А почта ближайшая на 14-м лесозаводе — не каждый раз ножками туда и дойдешь.

У реки — много лодок, которые ждут, пока растает лед
Частные дома нередко охраняют собаки
Несколько номеров домов выполнены вот в таком «пробочном» дизайне
На реке Соломбалке

Что еще почитать

Из Архангельска в Северодвинск: гуляем по Тойнокурью, где строят замки и жил губернатор (а еще мы посещали Зеленец, Заостровье, Пирсы, Левый берег, Исакогорку, Бревенник, Кегостров, Пустошь и поселок Талаги).

В прошлом — деревянная сказка, сейчас — суды: как живут люди в «узорчатых» кварталах Архангельска на 3-м лесозаводе.

«Тихий район» с гнилыми домами и видом на колючую проволоку: репортаж с окраины Архангельска — Экономии.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY2
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY2
Печаль
SAD4
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления