20 октября вторник
СЕЙЧАС -2°С

Минздрав Архангельской области: почему северяне собирают деньги на лечение онкологии за рубежом

Чего нет в системе ОМС и почему наши земляки ищут спасения в Израиле и других странах

Поделиться

Антон Карпунов: «Средства ОМС формируются таким образом, что мы стали получать больше для финансирования более дорогих методик химиотерапии»

Антон Карпунов: «Средства ОМС формируются таким образом, что мы стали получать больше для финансирования более дорогих методик химиотерапии»

Лечат у нас онкологию бесплатно или нет? Такой вопрос мы задали в ходе прямого эфира министру здравоохранения Архангельской области Антону Карпунову. В Архангельске, да и в целом по стране, постоянно идут различные сборы на лечение таких пациентов, в том числе и за рубежом. Особенно активны родители, дети которых болеют, и, конечно, они хотят их спасти любой ценой.

Видео: Кристина Полевая

Антон Карпунов ответил, почему северяне вынуждены в Сети собирать деньги и какими регион обладает ресурсами для бесплатной медпомощи в этом направлении.

— Если брать детскую онкологию, она настолько специфична, что каким-то образом сделать единый вывод просто невозможно. У детей встречаются заболевания крови, костного мозга, в том числе на генетическом уровне. Проводятся диагностика и лечение. Сейчас всё больше и больше это входит в повседневную практику. Это так называемая таргетная терапия и генетическая диагностика заболевания. По детям вопрос достаточно серьезный, это не уровень Архангельской области. У нас нет проблем с направлением по высокотехнологичной медицинской помощи в медучреждения более высокого уровня, если это возможно с точки зрения оказания помощи. Если в лечебных учреждения страны нет возможности провести ту или иную методику — есть страны, которые развивали их. При этом методика даже может быть не запатентована и не разрешена для применения в Российской Федерации. И тем не менее родители или пациенты обращаются к ней, — комментирует Антон Карпунов.

Антон Александрович Карпунов - министр здравоохранения Архангельской области с 2016 года. Окончил педиатрический факультет Архангельскую государственную медицинскую академию (ныне - СГМУ) в 1998 году. Интернатуру проходил в родильном отделении областной больницы, а после работал врачом-гинекологом в Уйме. В 2002 году начала работать в областном онкодиспансере, где за 8 лет дослужился до руководителя. с 2010 по 2015 годы был главврачом Ненецкой окружной больницы. Кандидат медицинских наук.

Что касается взрослых пациентов, то здесь, по словам министра, всё очень индивидуально, и нужно рассматривать каждый конкретный случай.

— Потому что в нашей практике, к сожалению, на терминальной (конечной — Прим. ред.) стадии лечение пациента очень сложное и малоэффективное в части продолжения жизни. Никто не хочет мириться с этой новостью. Никто не хочет мириться с этим диагнозом, поэтому, конечно же, люди ищут разные выходы. И появляются такие варианты: давайте попробуем собрать деньги и полечиться в Израиле, Германии и так далее. Бывает, что та или иная страна или лечебное учреждение за границей, действительно, обладает какой-то современной методикой, которая ещё не прошла патентацию в других странах и не стала ещё клинически испытуемой и повседневно применяемой. Но очень часто мы видим, когда пациенты привозят выписки, полностью соответствующие выписке из онкодиспансера Архангельска, Москвы или какого-то другого города России. К сожалению, это тоже есть.

Помимо Антона Карпунова в эфире принял участие главврач АОКБ Игорь Петчин, он сообщил, что в год у них проходит примерно 1500 пациентов с онкологией

Помимо Антона Карпунова в эфире принял участие главврач АОКБ Игорь Петчин, он сообщил, что в год у них проходит примерно 1500 пациентов с онкологией

Антон Карпунов говорит, что онкодиспансер обладает достаточно широкой методологией оказания медицинской помощи.

— Средства обязательного медицинского страхования формируются таким образом, что мы стали получать больше для финансирования более дорогих методик химиотерапии. Если мы видим более сложный клинический случай, требующий более высоких компетенций, у нас есть ресурсы, чтобы направить пациента в любое лечебное учреждение. И всё же не стоит забывать, что заболевание коварное и очень серьезное, в большинстве случаев с фатальным исходом, — в случае запущенности этого заболевания. Поэтому тут эмоциональный оттенок всегда накладывается на ситуацию, которую мы называем клинической, — никто не хочет мириться с этим. И это правильно! Конечно, нужно искать возможности излечения, — ответил глава Минздрава.

Темой онкологии мы интересуемся давно, и вы уже могли читать на 29.RU серию наших текстов, которые отвечают на самые популярные вопросы про рак:

В наглядной публикации мы уже показали, с какими регионами Поморье делит пьедестал по уровню заболеваемости, какие органы чаще всего поражает рак в нашей области, сколько человек за последний — 2019-й — год узнали об онкологическом диагнозе.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!